Какие заболевания могут вызвать вирус Эпштейна-Барра? Какие симптомы типичны для ВЭБ-инфекции?

Существуют ли строго специфичные для ВЭБ изменения лабораторных показателей?

Что включает в себя комплексная терапия ВЭБ-инфекции?

В последние годы наблюдается рост числа больных, страдающих хроническими рецидивирующими герпес-вирусными инфекциями, которые во многих случаях сопровождаются выраженным нарушением общего самочувствия и целым рядом терапевтических жалоб. Наиболее широко распространены в клинической практике лабиальный герпес (чаще вызывается Herpes Simplex I), опоясывающий лишай (Herpes zoster) и генитальный герпес (чаще вызывается Herpes simplex II); в трансплантологии и гинекологии часто встречаются заболевания и синдромы, вызванные цитомегаловирусом (Cytomegalovirus). Однако о хронической инфекции, вызванной вирусом Эпштейна-Барр (ВЭБ), и ее формах врачи общей практики осведомлены явно недостаточно.

ВЭБ был впервые выделен из клеток лимфомы Беркетта 35 лет назад. Вскоре стало известно, что вирус может вызывать у человека острый мононуклеоз и назофарингеальную карциному. В настоящее время установлено, что ВЭБ ассоциирован с целым рядом онкологических, преимущественно лимфопролиферативных и аутоиммунных заболеваний (классические ревматические болезни, васкулиты, неспецифический язвенный колит и др.). Кроме того, ВЭБ может вызывать хронические манифестные и стертые формы заболевания, протекающие по типу хронического мононуклеоза [1, 3, 6, 9,12]. Вирус Эпштейна—Барр относится к семейству герпес-вирусов, подсемейство гамма-герпес-вирусов и род лимфокриптовирусов, содержит две молекулы ДНК и обладает способностью, как и другие вирусы этой группы, пожизненно персистировать в организме человека [6, 8]. У части больных на фоне иммунной дисфункции и наследственной предрасположенности к той или иной патологии ВЭБ может вызывать различные заболевания, о которых упоминалось выше. ВЭБ инфицирует человека, проникая через интактные эпителиальные слои путем трансцитоза в нижележащую лимфоидную ткань миндалин, в частности В-лимфоциты [7]. Проникновение ВЭБ в В-лимфоциты осуществляется через рецептор этих клеток CD21 — рецептор к С3d-компоненту комплемента. После инфицирования число пораженных клеток увеличивается посредством вирус-зависимой клеточной пролиферации. Инфицированные В-лимфоциты могут значительное время находиться в тонзиллярных криптах, что позволяет вирусу выделяться во внешнюю среду со слюной.

С инфицированными клетками ВЭБ распространяется по другим лимфоидным тканям и периферической крови. Созревание В-лимфоцитов в плазматические клетки (что происходит в норме при их встрече с соответствующим антигеном, инфектом) стимулирует размножение вируса, а последующая гибель (апоптоз) этих клеток приводит к выделению вирусных частиц [7] в крипты и слюну. В инфицированных вирусом клетках возможно два вида размножения: литический, то есть приводящий к гибели, лизису, клетки-хозяина, и латентный, когда число вирусных копий небольшое и клетка не разрушается. ВЭБ может длительно находиться в В-лимфоцитах и эпителиоцитах назофарингеальной области и слюнных желез. Кроме того, он способен инфицировать другие клетки: Т-лимфоциты, NK-клетки, макрофаги, нейтрофилы, эпителиоциты сосудов [1, 6, 8, 9]. В ядре клетки-хозяина ДНК ВЭБ может формировать кольцевую структуру — эписому, либо встраиваться в геном, вызывая хромосомные нарушения [14].

При острой или активной инфекции преобладает литическая репликация вируса.

Активное размножение вируса может происходить в результате ослабления иммунологического контроля, а также стимуляции размножения клеток, инфицированных вирусом под действием целого ряда причин: острой бактериальной или вирусной инфекции, вакцинации, стрессов и др.

По данным большинства исследователей, сегодня примерно 80—90% населения инфицировано ВЭБ. Первичная инфекция чаще возникает в детском или молодом возрасте. Пути передачи вируса различны: воздушно-капельный, контактно-бытовой, трансфузионный, половой, трансплацентарный. После заражения ВЭБ репликация вируса в организме человека и формирование иммунного ответа могут протекать бессимптомно либо проявляться в виде незначительных признаков ОРВИ. Но при попадании большого количества инфекта и/или наличии в данный период значимого ослабления иммунной системы у пациента может развиться картина инфекционного мононуклеоза. Возможно несколько вариантов исхода острого инфекционного процесса:

  • выздоровление (ДНК вируса можно выявить только при специальном исследовании в единичных В-лимфоцитах или эпителиальных клетках);
  • бессимптомное вирусоносительство или латентная инфекция (вирус определяется в слюне или лимфоцитах при чувствительности метода ПЦР 10 копий в пробе);
  • хроническая рецидивирующая инфекция: а) хроническая активная ВЭБ-инфекция по типу хронического инфекционного мононуклеоза; б) генерализованная форма хронической активной ВЭБ-инфекции с поражением ЦНС, миокарда, почек и др.; в) ВЭБ-ассоциированный гемофагоцитарный синдром; г) стертые или атипичные формы ВЭБ-инфекции: длительный субфебрилитет неясного генеза, клиника вторичного иммунодефицита — рецидивирующие бактериальные, грибковые, часто микст-инфекции респираторного и желудочно-кишечного тракта, фурункулез и другие проявления;
  • развитие онкологического (лимфопролиферативного) процесса (множественные поликлональные лимфомы, назофарингеальная карцинома, лейкоплакии языка и слизистых ротовой полости, рак желудка и кишечника и др.);
  • развитие аутоиммунного заболевания — системной красной волчанки, ревматоидного артрита, синдрома Шегрена и др. (следует отметить, что две последние группы заболеваний могут развиваться через большой промежуток времени после инфицирования);
  • согласно результатам исследований нашей лаборатории (и на основании ряда зарубежных публикаций), мы сделали вывод, что ВЭБ может играть важную роль в возникновении синдрома хронической усталости [4].

Ближайший и отдаленный прогноз для больного с острой инфекцией, вызванной ВЭБ, зависит от наличия и степени выраженности иммунной дисфункции, генетической предрасположенности к тем или иным ВЭБ-ассоциированным заболеваниям (см. выше), а также от наличия ряда внешних факторов (стрессы, инфекции, операционные вмешательства, неблагоприятное воздействие окружающей среды), повреждающих иммунную систему. Было обнаружено, что ВЭБ обладает большим набором генов, дающим ему возможность в определенной мере ускользать от иммунной системы человека. В частности, ВЭБ вырабатывает белки — аналоги ряда человеческих интерлейкинов и их рецепторов, изменяющих иммунный ответ [5]. В период активного размножения вирус продуцирует ИЛ-10-подобный белок, который подавляет Т-клеточный иммунитет, функцию цитотоксических лимфоцитов, макрофагов, нарушает все этапы функционирования естественных киллеров (то есть важнейших систем противовирусной защиты). Другой вирусный белок (BI3) также может подавлять Т-клеточный иммунитет и блокировать активность клеток-киллеров (через подавление интерлейкина-12). Еще одно свойство ВЭБ, как и других герпес-вирусов, высокая мутабельность, позволяет ему на определенное время избегать воздействия специфических иммуноглобулинов (которые были наработаны к вирусу до его мутации) и клеток иммунной системы хозяина. Таким образом, размножение ВЭБ в организме человека может явиться причиной усугубления (возникновения) вторичного иммунодефицита.

Клинические формы хронической инфекции, вызванной вирусом Эпштейна—Барр

Хроническая активная ВЭБ-инфекция (ХА ВЭБИ) характеризуется длительным рецидивирующим течением и наличием клинических и лабораторных признаков вирусной активности [9]. Пациентов беспокоят слабость, потливость, нередко — боли в мышцах и суставах, наличие кожных высыпаний, кашель, затрудненное носовое дыхание, дискомфорт в горле, боли, тяжесть в правом подреберье, прежде нехарактерные для данного больного головные боли, головокружение, эмоциональная лабильность, депрессивные расстройства, нарушение сна, снижение памяти, внимания, интеллекта. Часто наблюдаются субфебрильная температура, увеличение лимфоузлов, гепатоспленомегалия различной степени выраженности. Нередко эта симптоматика имеет волнообразный характер. Иногда больные описывают свое состояние как хронический грипп.

У значительной части больных с ХА ВЭБИ наблюдается присоединение других герпетических, бактериальных и грибковых инфекций (герпес-лабиалис, генитальный герпес, молочница, воспалительные заболевания верхних дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта).

ХА ВЭБИ характеризуется лабораторными (косвенными) признаками вирусной активности, а именно относительным и абсолютным лимфомоноцитозом, наличием атипичных мононуклеаров, реже моноцитозом и лимфопенией, в ряде случаев анемией и тромбоцитозом. При исследовании иммунного статуса у больных ХА ВЭБИ наблюдаются изменение содержания и функции специфических цитотоксических лимфоцитов, естественных киллеров, нарушение специфического гуморального ответа (дисиммуноглобулинемия, длительное отсутствие наработки иммуноглобулина G (IgG) или так называемое отсутствие сероконверсии к позднему нуклеарному антигену вируса — EBNA, что отражает несостоятельность иммунологического контроля размножения вируса. Кроме того, по нашим данным, более чем у половины больных снижена способность к стимулированной продукции интерферона (ИФН), повышено содержание сывороточного ИФН, имеют место дисиммуноглобулинемия, нарушение авидности антител (их способности прочно связываться с антигеном), уменьшено содержания DR+лимфоцитов, нередко повышены показатели циркулирующих иммунных комплексов и антител к ДНК.

У лиц с выраженной иммунной недостаточностью возможно возникновение генерализованных форм ВЭБ-инфекции с поражением центральной и периферической нервной систем (развитие менингита, энцефалита, мозжечковой атаксии, полирадикулоневритов), а также с поражением других внутренних органов (развитие миокардита, гломерулонефрита, лимфоцитарного интерстициального пневмонита, тяжелых форм гепатита). Генерализованные формы ВЭБ-инфекции нередко заканчиваются летальным исходом [10, 15].

ВЭБ-ассоциированный гемофагоцитарный синдром характеризуется развитием анемии или панцитопении. Часто сочетается с ХА ВЭБИ, инфекционным мононуклеозом и лимфопролиферативными заболеваниями. В клинической картине преобладают интермиттирующая лихорадка, гепатоспленомегалия, лимфоаденопатия, панцитопения или выраженная анемия, печеночная дисфункция, коагулопатия. Гемофагоцитарный синдром, развивающийся на фоне инфекционного мононуклеоза, характеризуется высокой летальностью (до 35%). Вышеописанные изменения объясняют гиперпродукцией провоспалительных цитокинов (ФНО, ИЛ1 и ряда других) Т-клетками, инфицированными вирусом. Эти цитокины активируют систему фагоцитов (размножение, дифференцировку и функциональную активность) в костном мозге, периферической крови, печени, селезенке, лимфоузлах. Активированные моноциты и гистиоциты начинают поглощать клетки крови, что приводит к их разрушению. Более тонкие механизмы этих изменений находятся в стадии изучения.

Стертые варианты хронической ВЭБ-инфекции

По нашим данным, ХА ВЭБИ нередко протекает стерто или под масками других хронических заболеваний.

Можно выделить две наиболее часто встречающиеся формы латентной вялой ВЭБ-инфекции. В первом случае больных беспокоит длительный субфебрилитет неясного генеза, слабость, боли в периферических лимфоузлах, миалгии, артралгии. Характерна также волнообразность симптоматики [11]. У другой категории больных помимо вышеописанных жалоб имеют место маркеры вторичного иммунодефицита в виде ранее нехарактерных для них частых инфекций дыхательных путей, кожи, желудочно-кишечного тракта, гениталий, которые на фоне терапии полностью не проходят или же быстро рецидивируют. Наиболее часто в анамнезе этих пациентов имеют место длительные стрессовые ситуации, чрезмерные психические и физические перегрузки, реже — увлечение голоданием, модными диетами и т. д. Нередко вышеописанное состояние развивалось после перенесенной ангины, ОРЗ, гриппоподобного заболевания. Характерными для этого варианта инфекции также являются устойчивость и длительность симптоматики — от шести месяцев до 10 и более лет. При повторных обследованиях обнаруживают ВЭБ в слюне и/или лимфоцитах периферической крови. Как правило, повторные углубленные обследования, проводимые у большинства этих пациентов, не позволяют обнаружить других причин длительного субфебрилитета и развития вторичного иммунодефицита.

Очень важен для постановки диагноза ХА ВЭБИ является и тот факт, что в случае устойчивого подавления вирусной репликации удается достичь длительной ремиссии у большинства пациентов. Диагностика ХА ВЭБИ затруднена из-за отсутствия специфических клинических маркеров заболевания. Определенный «вклад» в гиподиагностику вносит и недостаточная информированность практических врачей о данной патологии. Тем не менее, учитывая прогрессирующий характер ХА ВЭБИ, а также серьезность прогноза (риск развития лимфопролиферативных и аутоиммунных заболеваний, высокая летальность при развитии гемофагоцитарного синдрома), при подозрении на ХА ВЭБИ необходимо проводить соответствующее обследование. Наиболее характерный клинический симптомокомплекс при ХА ВЭБИ — это длительный субфебрилитет, слабость и снижение работоспособности, боли в горле, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия, печеночная дисфункция, психические нарушения. Важным симптомом является отсутствие полного клинического эффекта от проведения общепринятой терапии астенического синдрома, общеукрепляющей терапии, а также от назначения антибактериальных препаратов.

При проведении дифференциальной диагностики ХА ВЭБИ в первую очередь следует исключить следующие заболевания:

  • другие внутриклеточные, в том числе вирусные инфекции: ВИЧ, вирусные гепатиты, цитомегаловирусную инфекцию, токсоплазмоз и др.;
  • ревматические заболевания, в том числе и ассоциированные с ВЭБ-инфекцией;
  • онкологические заболевания.

Лабораторные исследования в диагностике ВЭБ-инфекции

  • Клинический анализ крови: могут наблюдаться незначительный лейкоцитоз, лимфомоноцитоз с атипичными мононуклеарами, в ряде случаев гемолитическая анемия вследствие гемофагоцитарного синдрома или аутоиммунная анемия, возможно, тромбоцитопения или тромбоцитоз.
  • Биохимический анализ крови: выявляются повышение уровня трансаминаз, ЛДГ и других ферментов, белков острой фазы, таких, как СРБ, фибриноген и др.

Как уже упоминалось выше, все перечисленные изменения не являются строго специфичными для ВЭБ-инфекции (их можно обнаружить и при других вирусных инфекциях).

  • Иммунологическое обследование: желательно оценить основные показатели противовирусной защиты: состояние системы интерферона, уровень иммуноглобулинов основных классов, содержание цитотоксических лимфоцитов (CD8+), Т-хелперов (CD4+).

По нашим данным, в иммунном статусе при ВЭБ-инфекции встречаются два вида изменений: повышенная активность отдельных звеньев иммунной системы и/или дисбаланс и недостаточность других. Признаками напряженности противовирусного иммунитета могут быть повышенные уровни ИФН в сыворотке крови, IgА, IgМ, IgЕ, ЦИК, нередко — появление антител к ДНК, повышение содержания естественных киллеров (CD16+), Т-хелперов (CD4+) и/или цитотоксических лимфоцитов (CD8+). Система фагоцитов может быть активирована.

В свою очередь, иммунная дисфункция/недостаточность при этой инфекции проявляется снижением способности к стимулированной продукции ИФН альфа и/или гамма, дисиммуноглобулинемией (снижение содержания IgG, реже IgА, повышение содержания Ig М), снижением авидности антител (их способности прочно связываться с антигеном), снижением содержания DR+лимфоцитов, CD25+ лимфоцитов, то есть активированных Т-клеток, уменьшением числа и функциональной активности естественных киллеров (CD16+), Т-хелперов (CD4+), цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+), снижением функциональной активности фагоцитов и/или изменением (извращением) их реакции на стимулы, в том числе на иммунокорректоры.

  • Серологические исследования: повышение титров антител (АТ) к антигенам (АГ) вируса является критерием наличия инфекционного процесса в настоящее время или свидетельством контакта с инфекцией в прошлом. При острой ВЭБ-инфекции, в зависимости от стадии болезни, в крови определяются разные классы АТ к АГ вируса, происходит смена «ранних» АТ на «поздние».

Специфические IgM-АТ появляются в острой фазе заболевания или в период обострения и через четыре–шесть недель, как правило, исчезают. IgG-АТ к ЕА (ранние) также появляются в острой фазе, являются маркерами активной репликации вируса и при выздоровлении снижаются за три–шесть месяцев. IgG-АТ к VCA (ранние) определяются в остром периоде с максимумом ко второй–четвертой неделе, затем их количество снижается, и пороговый уровень сохраняется длительное время. IgG-АТ к EBNA выявляются спустя два — четыре месяца после острой фазы, и их выработка сохраняется в течение всей жизни.

По нашим данным, при ХА ВЭБИ более чем у половины больных в крови определяются «ранние» IgG-АТ, в то время как специфические IgM-АТ определяются значительно реже, при этом содержание поздних IgG-АТ к EBNA колеблется в зависимости от стадии обострения и состояния иммунитета.

Надо отметить, что проведение серологического исследования в динамике помогает в оценке состояния гуморального ответа и эффективности противовирусной и иммунокорригирующей терапии.

  • ДНК-диагностика ХА ВЭБИ. С помощью метода полимеразной цепной реакции (ПЦР) определение ДНК ВЭБ проводят в различных биологических материалах: слюне, сыворотке крови, лейкоцитах и лимфоцитах периферической крови. При необходимости проводят исследование в биоптатах печени, лимфоузлов, слизистой кишечника и т. д. Метод ПЦР-диагностики, характеризующийся высокой чувствительностью, нашел применение во многих областях, например в криминалистике: в частности, в тех случаях, когда необходимо идентифицировать минимальные следовые количества ДНК.

Использование данного метода в клинической практике для выявления того или иного внутриклеточного агента из-за слишком высокой его чувствительности нередко затруднено, так как нет возможности отличить здоровое носительство (минимальное количество инфекта) от проявлений инфекционного процесса с активным размножением вируса. Поэтому для клинических исследований используют ПЦР-методику с заданной, более низкой чувствительностью. Как показали наши исследования, применение методики с чувствительностью 10 копий в пробе (1000 ГЭ/мл в 1 мл образца) позволяет выявлять здоровых носителей ВЭБ, в то время как снижение чувствительности метода до 100 копий (10000 ГЭ/мл в 1 мл образца) дает возможность диагностировать лиц с клинико-иммунологическими признаками ХА ВЭБИ.

Мы наблюдали больных с наличием клинических и лабораторных данных (в том числе результатов серологических исследований), характерных для вирусной инфекции, у которых при первичном обследовании анализ на ДНК ВЭБ в слюне и клетках крови был отрицательным. Важно отметить, что в этих случаях нельзя исключить репликацию вируса в желудочно-кишечном тракте, костном мозге, коже, лимфоузлах и др. Только повторное обследование в динамике может подтвердить или исключить наличие или отсутствие ХА ВЭБИ.

Таким образом, для постановки диагноза ХА ВЭБИ помимо проведения общеклинического обследования необходимы исследование иммунного статуса (противовирусного иммунитета), ДНК, диагностика инфекции в различных материалах в динамике, серологические исследования (ИФА).

Лечение хронической Эпштейн—Барр-вирусной инфекции

В настоящее время общепринятых схем лечения ХА ВЭБИ не существует. Однако современные представления о влиянии ВЭБ на организм человека и данные об имеющемся риске развития серьезных, нередко фатальных заболеваний показывают необходимость проведения терапии и диспансерного наблюдения у больных, страдающих ХА ВЭБИ.

Данные литературы и опыт нашей работы позволяют дать патогенетически обоснованные рекомендации по терапии ХА ВЭБИ. В комплексном лечении данного заболевания используют следующие препараты:

  • препараты интерферона-альфа, в ряде случаев в сочетании с индукторами ИФН [2] — (создание антивирусного состояния незараженных клеток, подавление размножения вируса, стимуляция естественных киллеров, фагоцитов);
  • аномальные нуклеотиды (подавляют размножение вируса в клетке);
  • иммуноглобулины для внутривенного введения (блокада «свободных» вирусов, находящихся в межклеточной жидкости, лимфе и крови);
  • аналоги тимических гормонов (способствуют функционированию Т-звена, кроме того, стимулирует фагоцитоз);
  • глюкокортикоиды и цитостатики (уменьшают репликацию вируса, воспалительную реакцию и повреждение органов).

Другие группы лекарств, как правило, играют вспомогательную роль.

До начала лечения желательно обследовать членов семьи больного на предмет выделения вирусов (со слюной) и возможности повторного инфицирования пациента, при необходимости подавление вирусной репликации проводят и у членов семьи.

  • Объем терапии больных с хронической активной ВЭБ-инфекцией (ХА ВЭБИ) может быть различным, в зависимости от длительности заболевания, тяжести состояния и иммунных расстройств. Лечение начинают с назначения антиоксидантов и проведения детоксикации. В среднетяжелых и тяжелых случаях начальные этапы терапии желательно проводить в условиях стационара.

Препаратом выбора является интерферон-альфа, в среднетяжелых случаях назначаемый в виде монотерапии [14]. Хорошо зарекомендовал себя (в том, что касается биологической активности и переносимости) отечественный рекомбинантный препарат реаферон, при этом стоимость его существенно ниже, чем у зарубежных аналогов. Используемые дозы ИФН-альфа различаются в зависимости от веса, возраста, переносимости препарата. Минимальные дозы — 2 млн. ЕД в сутки (по 1 млн. ЕД два раза в день внутримышечно), первую неделю ежедневно, затем три раза в неделю в течение трех–шести месяцев. Оптимальные дозы — 4–6 млн. ЕД (по 2—3 млн. ЕД два раза в день).

ИФН-альфа, как провоспалительный цитокин, может вызвать гриппоподобную симптоматику (лихорадка, головные боли, головокружение, миалгии, артралгии, вегетативные расстройства — изменение АД, ЧСС, реже диспептические явления).

Выраженность указанных симптомов зависит от дозы и индивидуальной переносимости препарата. Это преходящие симптомы (исчезают через 2—5 дней от начала лечения), и часть из них контролируется назначением нестероидных противовоспалительных средств. При лечении препаратами ИФН-альфа могут возникать обратимые тромбоцитопения, нейтропения, кожные реакции (зуд, сыпи разнообразного характера), редко — алопеция. Длительное применение ИФН-альфа в больших дозах может привести к иммунной дисфункции, клинически проявляющейся фурункулезом, другими гнойничковыми и вирусными поражениями кожи.

В среднетяжелых и тяжелых случаях, а также при неэффективности препаратов ИФН-альфа к лечению необходимо подключать аномальные нуклеодиты — валацикловир (валтрекс), ганцикловир (цимевен) или фамцикловир (фамвир).

Курс лечения аномальными нуклеотидами должен составлять не менее 14 дней, первые семь дней желательно внутривенное введение препарата.

В случаях тяжелого течения ХА ВЭБИ в комплексную терапию включают также препараты иммуноглобулинов для внутривенного введения в дозе 10—15 г. При необходимости (по результатам иммунологического обследования) — назначают иммунокорректоры с Т-активирующей способностью или замещающие тимические гормоны (тимоген, иммунофан, тактивин, и др.) в течение одного-двух месяцев с постепенной отменой или переходом на поддерживающие дозы (два раза в неделю).

Лечение ВЭБ-инфекции необходимо проводить под контролем клинического анализа крови (один раз в 7—14 дней), биохимического анализа (один раз в месяц, при необходимости чаще), иммунологического исследования — через один-два месяца.

  • Лечение больных с генерализованной ВЭБ-инфекцией проводится в стационаре, совместно с невропатологом.

К противовирусной терапии препаратами ИФН-альфа и аномальными нуклеотидами в первую очередь подключают системные кортикостероиды в дозах: парентерально (в пересчете на преднизолон) 120–180 мг в сутки, или 1,5–3 мг/кг, возможно использование пульс-терапии метипредом 500 мг в/в капельно, или внутрь по 60–100 мг в сутки. Внутривенно вводят плазму и/или препараты иммуноглобулинов для внутривенного введения. При выраженной интоксикации показаны введение детоксицирующих растворов, плазмаферез, гемосорбция, назначение антиоксидантов. В тяжелых случаях применяют цитостатики: этопозид, циклоспорин (сандиммун или консупрен).

  • Лечение больных ВЭБ-инфекцией, осложненной ГФС, необходимо проводить в стационаре. Если ведущим в клинической картине и прогнозе жизни является ГФС, терапию начинают с назначения больших доз кортикостероидов (блокада продукции провоспалительных цитокинов и фагоцитарной активности), в наиболее тяжелых случаях с цитостатиками (этопозид, циклоспорин) на фоне применения аномальных нуклеотидов [13].
  • Лечение больных с латентной стертой ВЭБ-инфекцией может проводиться амбулаторно; терапия включает назначение интерферона-альфа (возможно чередование с препаратами индукторов ИФН). При недостаточной эффективности подключают аномальные нуклеотиды, препараты иммуноглобулинов для внутривенного введения; по результатам иммунологического обследования назначают иммунокорректоры (Т-активаторы). В случаях так называемого «носительства», или «бессимптомной латентной инфекции» с наличием специфического иммунного ответа на размножение вируса проводится наблюдение и лабораторный контроль (клинический анализ крови, биохимия, ПЦР-диагностика, иммунологическое обследование) через три-четыре месяца.

Лечение назначают при появлении клиники ВЭБ-инфекции или при формировании признаков ВИД.

Проведение комплексной терапии с включением указанных выше препаратов позволяет добиться ремиссии заболевания у части пациентов с генерализованной формой заболевания и при гемофагоцитарном синдроме. У больных со среднетяжелыми проявлениями ХА ВЭБИ и в случаях стертого течения заболевания эффективность терапии выше (70—80%) помимо клинического эффекта часто удается добиться подавления репликации вируса.

После подавления размножения вируса и получения клинического эффекта важно продлить ремиссию. Показано проведение санаторно-курортного лечения.

Больных следует информировать о важности соблюдения режима труда и отдыха, полноценного питания, ограничения/прекращения приема алкоголя; при наличии стрессовых ситуаций необходима помощь психотерапевта. Кроме того, при необходимости проводят поддерживающую иммунокорригирующую терапию.

Таким образом, лечение больных с хронической Эпштейн—Барр-вирусной инфекцией является комплексным, проводится под лабораторным контролем и включает применение препаратов интерферона-альфа, аномальных нуклеотидов, иммунокорректоров, заместительных иммунотропных препаратов, глюкокортикоидных гормонов, симптоматических средств.

Литература
  1. Гурцевич В. Э., Афанасьева Т. А. Гены латентной инфекции Эпштейна-Барр (ВЭБ) и их роль в возникновении неоплазий // Русский журнал <ВИЧ/СПИД и родственные проблемы>. 1998; Т. 2, № 1: 68-75.
  2. Дидковский Н. А., Малашенкова И. К., Тазулахова Э. Б. Индукторы интерферона — новый перспективный класс имммуномодуляторов // Аллергология. 1998. № 4. С. 26-32.
  3. Егорова О. Н., Балабанова Р. М., Чувиров Г. Н. Значение антител к герпетическим вирусам, определяемых у больных с ревматическими заболеваниями // Терапевтический архив. 1998. № 70(5). С. 41-45.
  4. Малашенкова И. К., Дидковский Н. А., Говорун В. М., Ильина Е. Н., Тазулахова Э. Б., Беликова М. М., Щепеткова И. Н. К вопросу о роли вируса Эпштейна-Барр в развитии синдрома хронической усталости и иммунной дисфункции.
  5. Christian Brander and Bruce D Walker Modulation of host immune responses by clinically relevant human DNA and RNA viruses //Current Opinion in Microbiology 2000, 3:379-386.
  6. Cruchley A. T., Williams D. M., Niedobitek G. Epstein-Barr virus: biology and disease // Oral Dis 1997 May; 3 Suppl 1: S153-S156.
  7. Glenda C. Faulkner, Andrew S. Krajewski and Dorothy H. CrawfordA The ins and outs of EBV infction // Trends in Microbiology. 2000, 8: 185-189.
  8. Jeffrey I. Cohen The biology of Epstein-Barr virus: lessons learned from the virus and the host // Current Opinion in Immunology. 1999. 11: 365-370.
  9. Kragsbjerg P. Chronic active mononucleosis // Scand. J. Infect. Dis. 1997. 29(5): 517-518.
  10. Kuwahara S., Kawada M., Uga S., Mori K. A case of cerebellar meningo-encephalitis caused by Epstein-Barr virus (EBV): usefulness of Gd-enhanced MRI for detection of the lesions // No To Shinkei. 2000. Jan. 52(1): 37-42.
  11. Lekstron-Himes J. A., Dale J. K., Kingma D. W. Periodic illness assotiated with Epstein-Barr virus infection // Clin. Infect. Dis. Jan. 22(1): 22-27.
  12. Okano M. Epstein-Barr virus infecion and its role in the expanding spectrum of human diseases // Acta Paediatr. 1998. Jan; 87(1): 11-18.
  13. Okuda T., Yumoto Y. Reactive hemophagocytic syndromeresponded to combination chemotherapy with steroid pulse therapy // Rinsho Ketsueki. 1997. Aug; 38(8): 657-62.
  14. Sakai Y., Ohga S., Tonegawa Y. Interferon-alpha therapy for chronic active Epstein-Barr virus infection // Leuk. Res. 1997. Oct; 21(10): 941-50.
  15. Yamashita S., Murakami C., Izumi Y. Severe chronic active Epstein- Barr virus infection accompanied by virus-associated hemophagocytic syndrome, cerebellar ataxia and encephalitis // Psychiatry Clin. Neurosci. 1998. Aug; 52(4): 449-52.

И. К. Малашенкова, кандидат медицинских наук

Н. А. Дидковский, доктор медицинских наук, профессор

Ж. Ш. Сарсания, кандидат медицинских наук

М. А. Жарова, Е. Н. Литвиненко, И. Н. Щепеткова, Л. И. Чистова, О. В. Пичужкина

НИИ физико-химической медицины МЗ РФ

Т. С. Гусева, О. В. Паршина

ГУНИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи РАМН, Москва


Клиническая иллюстрация случая хронической активной ВЭБ-инфекции с гемофагоцитарным синдромом

Больная И. Л., 33 лет, обратилась в лабораторию клинической иммунологии НИИ ФХМ 20.03.97 с жалобами на длительный субфебрилитет, выраженную слабость, потливость, боли в горле, сухой кашель, головные боли, одышку при движении, учащенное сердцебиение, нарушения сна, эмоциональную лабильность (повышенную раздражительность, обидчивость, плаксивость), забывчивость.

Из анамнеза: осенью 1996 года после тяжелой ангины (сопровождавшейся сильной лихорадкой, интоксикацией, лимфоаденопатией) возникли вышеуказанные жалобы, длительно сохранялись увеличение СОЭ, изменения лейкоцитарной формулы (моноцитоз, лейкоцитоз), была выявлена анемия. Амбулаторное лечение (антибиотикотерапия, сульфаниламиды, препараты железа и др.) оказалось неэффективным. Состояние прогрессивно ухудшалось.

При поступлении: t тела — 37,8°С, кожные покровы повышенной влажности, выраженная бледность кожи и слизистых. Лимфоузлы (подчелюстные, шейные, подмышечные) увеличены до 1-2 см, плотноэластической консистенции, болезненные, не спаяны с окружающими тканями. Зев гиперемирован, отечен, явления фарингита, миндалины увеличены, рыхлые, умеренно гиперемированы, язык обложен бело-серым налетом, гиперемирован. В легких дыхание с жестким оттенком, рассеянные сухие хрипы на вдохе. Границы сердца: левая увеличена на 0,5 см влево от среднеключичной линии, тоны сердца сохранены, короткий систолический шум над верхушкой, ритм неправильный, экстрасистолия (5—7 в мин), ЧСС — 112 в мин, АД — 115/70 мм рт ст. Живот вздут, умеренно болезненный при пальпации в правом подреберье и по ходу толстой кишки. По данным УЗИ органов брюшной полости, незначительное увеличение размеров печени и — в несколько большей степени — селезенки.

Из лабораторных анализов обращали на себя внимание нормохромная анемия со снижением Hb до 80 г/л с анизоцитозом, пойкилоцитозом, полихроматофилией эритроцитов; ретикулоцитоз, нормальное содержание сывороточного железа (18,6 мкм/л), отрицательная реакция Кумбса. Кроме того, наблюдались лейкоцитоз, тромбоцитоз и моноцитоз с большим количеством атипичных мононуклеаров, ускорение СОЭ. В биохимических анализах крови отмечались умеренное повышение трансаминаз, КФК. ЭКГ: ритм синусовый, неправильный, предсердная и желудочковая экстрасистолия, ЧСС до 120 в минуту. Электрическая ось сердца отклонена влево. Нарушение внутрижелудочковой проводимости. Снижение вольтажа в стандартных отведениях, диффузные изменения миокарда, в грудных отведениях наблюдались изменения, характерные для гипоксии миокарда. Также был существенно нарушен иммунный статус — повышено содержание иммуноглобулина М (IgМ) и снижено иммуноглобулинов А и G (IgА и IgG), наблюдалось преобладание продукции низкоавидных, то есть функционально неполноценных антител, дисфункция Т-звена иммунитета, повышение уровня сывороточного ИФН, снижение способности к продукции ИФН в ответ на многие стимулы.

В крови были повышены титры IgG-антител к ранним и поздним вирусным антигенам (VCA, EA EBV). При вирусологическом исследовании (в динамике) методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) в лейкоцитах периферической крови была обнаружена ДНК ВЭБ.

В эту и последующие госпитализации проводились углубленное ревматологическое обследование и онкологический поиск, были исключены также другие соматические и инфекционные заболевания.

Больной были поставлены следующие диагнозы: хроническая активная ВЭБ-инфекция, умеренная гепатоспленомегалия, очаговый миокардит, соматогенно обусловленная персистирующая депрессия; вирусассоциированный гемофагоцитарный синдром. Иммунодефицитное состояние; хронический фарингит, бронхит смешанной вирусно-бактериальной этиологии; хронический гастрит, энтерит, дисбиоз кишечной флоры.

Несмотря на проведенную беседу, от введения глюкокортикоидов и препаратов интерферона-альфа больная категорически отказалась. Было проведено лечение, включающее противовирусную терапию (виролекс внутривенно в течение недели, с переходом на зовиракс 800 мг 5 раз в день per os), иммунокорригирующую терапию (тимоген по схеме, циклоферон 500 мг по схеме, иммунофан по схеме), заместительную терапию (октагам по 2,5 г два раза внутривенно капельно), детоксикационные мероприятия (инфузии гемодеза, энтеросорбция), антиоксидантную терапию (токоферрол, аскорбиновая кислота), использовали препараты-метаболики (эссенциале, рибоксин), назначалась витаминотерапия (поливитамины с микроэлементами).

После проведенного лечения у больной нормализовалась температура, уменьшились слабость, потливость, улучшились некоторые показатели иммунного статуса. Однако полностью подавить репликацию вируса не удалось (ВЭБ продолжал определяться в лейкоцитах). Клиническая ремиссия продолжалась недолго — через полтора месяца наступило повторное обострение. При исследовании помимо признаков активации вирусной инфекции, анемии, ускорения СОЭ были выявлены высокие титры антител к сальмонелле. Проводилось амбулаторное лечение основного и сопутствующего заболевания. Тяжелое обострение началось в январе 1998 года после острого бронхита и фарингита. По данным лабораторных исследований, в этот период отмечались утяжеление анемии (до 76 г/л) и нарастание количества атипичных мононуклеаров в крови. Отмечалось нарастание гепатоспленомегалии, в мазке из зева найдены Chlamidia Trachomatis, золотистый стафилококк, стрептококк, в моче — Ureaplasma Urealiticum, в крови обнаружено существенное повышение титров антител к EBV, CMV, вирусу простого герпеса 1-го типа (HSV 1). Таким образом, у больной увеличивалось число сопутствующих инфекций, что также свидетельствовало о нарастании недостаточности иммунитета. Проводилась терапия индукторами интерферона, заместительная терапия Т-активаторами, антиоксидантами, метаболиками, длительная детоксикация. Заметный клинический и лабораторный эффект был достигнут к июню 1998 года, пациентке рекомендовано продолжить метаболическую, антиоксидантную, иммунозаместительную терапию (тимоген и др.). При повторном исследовании осенью 1998 года в слюне и лимфоцитах ВЭБ не определялся, хотя сохранялись умеренная анемия и иммунная дисфункция.

Таким образом, у больной И., 33 лет, острая ВЭБ-инфекция приняла хроническое течение, осложнилась развитием гемофагоцитарного синдрома. Несмотря на то что удалось достигнуть клинической ремиссии, больная нуждается в динамическом наблюдении с целью как контроля репликации ВЭБ, так и своевременной диагностики лимфопролиферативных процессов (учитывая высокий риск их развития).

Обратите внимание!
  • ВЭБ был впервые выделен из клеток лимфомы Беркетта 35 лет назад.
  • Вирус Эпштейна—Барр относится к семейству герпес-вирусов.
  • Сегодня примерно 80—90% населения инфицировано ВЭБ.
  • Размножение ВЭБ в организме человека может явиться причиной усугубления (возникновения) вторичного иммунодефицита.

Источник: www.lvrach.ru

Причины вируса Эпштейн-Барра

Анализы при вирусе Эпштейн-Барра направлены на поиск и выделение ДНК вируса герпеса в крови, а также выявление гетерофильных антител, присутствие которых с 90%-ной вероятностью подтвердят инфицирование. В случаях, когда заболевание обнаруживается у ребенка, исследование на вирусную инфекцию проводится у членов семьи, проживающих с малышом. При вирусе Эпштейн-Барра, анализы — единственный способ выявить развитие мононуклеоза.

Институтами эпидемиологии выявлены масштабы инфицирования ВЭБ, и данные, полученные при исследовании, назвали цифру, колеблющуюся возле отметки 100%. Это означает, что из десяти человек планеты, девять относится к носителям измененного ДНК.

Вирус Барра, обладающий свойствами онкогенного характера, содержит четыре антигена:

  • ядерный;
  • ранний;
  • капсидный;
  • мембранный.

Значения антигенов не равны и четкое понимание их свойств и сроков проявления, дают возможность устанавливать клинику каждого отдельного случая выявления вируса.

Инфицированные люди редко догадываются о присутствующем в их организме вирусе, и при этом передают его еще полтора года от момента заражения. Подобно респираторным инфекциям, ВЭБ переносится по воздуху с каплями слизистых выделений из носоглотки, но, так как болезнь не сопровождается кашлевым синдромом, дальность переноса бактерий невелика.

Методами передачи вируса Эпштейна, считаются:

  • интимные контакты, поцелуи;
  • пользование общей посудой, постельным бельем, предметами личной гигиены;
  • при стоматологических процедурах;
  • путем перинатального заражения;
  • во время хирургических операций, при пересадке мягких тканей, вливании донорской крови;
  • через предметы быта, игрушки.

ВЭБ относится к социальным болезням и, когда вирус обнаруживается у маленьких детей до трехлетнего возраста, родившихся здоровыми, это говорит о низких бытовых условиях, в которых живет ребенок. Пик заболевания приходится на пору полового созревания подростков и варьируется между 15 и 18 годами, чаще, у юношей. Активизация вируса у взрослых людей указывает на ослабление иммунной защиты.

Анализы на вирус Эпштейн-Барра

Если основанием для исследований на выявление вируса служат не жалобы человека на плохое самочувствие, то инфекция, чаще, обнаруживается случайно — при подготовке к операции или прохождении медкомиссии. Данные, получаемые путем сбора информации о состоянии здоровья, говорят только о существующих отклонениях, но определить тип вирусного поражения, уровень антител в крови и стадию заболевания способны только специфические анализы на мононуклеоз.

Биологический материал сдается на изучение утром, натощак. Не рекомендуется с вечера, накануне процедуры, плотно ужинать — лучше ограничиться легким перекусом не позже, чем за 9 часов до назначенного времени. За 72 часа до анализа, под запрет попадают алкогольная продукция, энергетики, жирная, сладкая мучная пища. За 24 часа до анализа, запрещены к употреблению крепкие чай и кофе, сильногазированные вода и напитки.

В случае употребления жизненно важных лекарств, полная информация о них, вместе со схемой лечения, предоставляется врачу, который будет расшифровывать анализы. Лекарственные средства, возможные к отмену, прекращают приниматься за 14-12 дней до забора исследуемого материала.

Общий анализ крови на вирус Эпштейн Барра

ВЭБ, находящийся в состоянии активности, обнаруживается в измененных уровнях следующих важных показателей:

  • уровень лейкоцитов завышен, вплоть до значений больше 9 Г/л. Лейкоцитоз считается главным основанием для подозрения вируса Барра;
  • эритроциты остаются в норме (у мужчин 4-5.1 млн. на мкл и у женщин 3.7- 4.7 млн. на мкл), однако при длительном течение инфекции, этим элементам становится свойственно быстрое оседание;
  • гемоглобин понижается до отметки 90 г/л или ниже, что уже указывает на анемичное состояние;
  • моноциты изменяются не только количественно, в сторону повышения, но и по внешней деформации. При типичном развитии вируса Эпштейна, в крови определяется до 40% элементов измененных моноцитов. Но, даже если процент составляет меньше десяти, но при этом присутствуют другие признаки, указывающие на ВЭБ, диагноз не считается опровергнутым.

Биохимический анализ

Анализ на биохимическое исследование, носит более развернутый характер, чем общий и показывает присутствие белковых веществ острой фазы, щелочной фосфотазы (больше 90 ед/л), количество билирубина, альдолазы (в 3 раза больше нормы), фактическое наличие АСТ, ЛДГ, АЛТ.

Билирубин непрямой фракции, является уже показателем такого вирусного осложнения, как аутоиммунная анемия.

Гетерофильный тест

Проба, обнаруживающая гетерофильные антитела, с почти 100%-ной вероятностью указывает на Epstein (Эпштейн) уже спустя месяц после инфицирования, когда присутствие веществ в крови достигает наивысшей концентрации.

Если сдаче анализов на гетерофильные антитела предшествовал курс антибиотиков или сложные противовирусные препараты, прекратить их прием следует за 14 дней перед обследованием. Также, результат искажается при наличии в анамнезе гепатитов, лейкозов, хронической лимфомы.

Серологические исследования

Серологический метод диагностики подразумевает забор биологического материала со слизистой носоглотки — образцом пробы может выступать слюна. В редких случаях, в качестве образца берется спинномозговая жидкость.

По факту инфицирования, в крови больного производятся и вызревают антитела с характерно-специфическим значением.

  1. IgG к раннему АГ (ЕА)

Присутствие клеток характерно для острого течения virus barr, так как при купировании явной симптоматики, эти элементы в организме не определяются. Если расшифровка повторно отмечает наличие антител, это говорит о переходе заболевании в хроническую фазу, для которой характерны периоды ремиссии и рецидивов.

  1. Антитела IgM к капсидному белку (VCA)

Антитела характерны ранним возникновением и являются показателем острой клиники болезни. Клетки этого типа встречаются при вторичном инфицировании, а определение титра на протяжении длительного периода, говорит о переходе вируса в хроническое состояние.

  1. Антитела IgG к капсидному АГ (VCA)

Данные антитела отмечаются в крови спустя много лет после заражения, а остаточные титры присутствуют у инфицированного человека до смерти. Занесенные в организм впервые, эти элементы проявляют себя сразу, но высшую их активность и численность отмечают на 9-10 неделе от момента заражения.

  1. Антитела IgM к раннему АГ (EA)

Антигены этого типа определяются в крови задолго до того, как заболевание проявится симптомами, но высшего значения антигены достигают в первые две недели после вырабатывания. Ближе к концу первого месяца, величина их значений постепенно идет на спад. Через 2-5 месяцев, элементы этого типа самоустраняются.

  1. Антитела IgG к нуклеарному или ядерному АГ (EBNA)

Клетки данного значения максимальной выраженности достигают позже — на 5-6 неделе после инфицирования, но встречаются титры этих элементов еще в течение 2-3 лет после выздоровления.

ПЦР диагностика

Полимерная цепная реакция (ПЦР), не выделяет конкретного образца, по которому берется анализ. По назначению врача выбирается целесообразный вариант, в качестве которого чаще всего выступает цельная кровь, забираемая в колбу с раствором ЭДТА (6%). В качестве подтверждения наличия EBR (вируса Эпштейн-Барра), выступает найденный ДНК вируса.

На ранних стадиях болезни, когда вирус еще не начал распространение по организму, ПЦР не показывает отклонения от нормы, но данный результат относится к ложнопонимаемым.

Метод применяется у детей, не установившийся иммунный аппарат которых не позволяет опираться на серологические обследования. При расшифровке, полученные данные дифференцируются с целью сравнения с другими вирусами.

Профилактика

Так как первичное инфицирование ВЭБ происходит в детском или подростковом возрасте, именно соблюдение правил личной гигиены и культуры общения с противоположным полом, способствует уменьшению угрозы заражения.

Единственной действенной мерой профилактики, является привитый ребенку с раннего детства, свод жизненных аксиом:

  • предметы по гигиеническому уходу, косметические средства должны быть индивидуальны;
  • верность одному половому партнеру — принцип здоровья обоих;
  • с людьми очевидно больными, с признаками респираторных или других заболеваний, должна соблюдаться дистанция;
  • нельзя игнорировать пищевые и минеральные добавки, природные витамины и все, что повышает иммунитет;
  • сбалансированное питание, режим дня с восьмичасовым сном — это 70% состояния здоровья человека.

В случае если вирус все-таки проник в семью, больного изолируют в отдельную комнату, часто проветривают помещение и соблюдают рекомендации врача.

Вирус Эпштейн-Барра находится в дремлющем состоянии у 90-97% (по разным данным) людей планеты, но это не значит, что каждому придется столкнуться с тяжелой симптоматикой осложнений, связанный с активацией измененных клеток. Иммунная защита организма постоянно контролирует состав крови и наличие в ней инородных антигенов, а в случае развития вредной деятельности немедленно сигнализирует ухудшением самочувствия. Не пропустить первые признаки заболевания и оградить себя и детей от провоцирующих факторов инфицирования — задача, которая под силу каждому взрослому человеку.

Источник: www.SdamAnaliz.ru

Иммуноферментный анализ на ВЭБ

ИФА — это исследование (анализ) венозной крови пациентов на антитела к вирусу Эпштейна-Барра. В результате диагностики в крови пациентов с ВЭБ обнаруживаются иммуноглобулины вида IgG или IgM (всего их 5видов) к одному из 3 антигенов вируса (раннему, капсидному или ядерному).

Проводят анализ в иммунологической лаборатории, где у пациента берут порядка 10 мл крови из вены. Далее биоматериал оставляют при комнатной температуре на четверть часа, в течение которых кровь сворачивается. Сгусток аккуратно отделяют от жидкой части. Жидкость центрифугируют и получают чистую сыворотку (серум) крови. Именно ее и подвергают дальнейшему исследованию.

Идея метода возникла на основании данных о том, что в нашем организме вырабатываются специфические антитела к каждому из видов вирусов и бактерий, проникающих в организм извне. Организм распознает в них чужака и уничтожает при помощи уникальных антител, которые накрепко сцепляются с антигеном.

Суть анализа ИФА основывается именно на этой реакции. Антитела с прикрепленными к ним метками соединяются с антигенами. На метки наносится вещество, которое при реакции со специальным ферментом изменяет окраску образца. Чем больше таких «цепочек», тем интенсивнее цвет биоматериала.

Иммуноферментный анализ может проводиться тремя методами:

  • Прямой ИФА. Исследуемую жидкость помещают в лунки и оставляют примерно на полчаса, чтобы антигены могли прикрепиться к стенкам лунки. К сорбированным антигенам добавляют жидкость с помеченными антителами. По истечении нужного времени (от получаса до 5 часов), когда антитела обнаружили и связались с антигенами, жидкость сливают, лунки аккуратно промывают и добавляют в них фермент. Методом колоризации определяют концентрацию вируса в единице крови.
  • Непрямой ИФА. При этом способе к сорбированным на поверхности лунок антигенам добавляют исследуемую сыворотку крови и меченные антитела. В результате получают 2 вида связок, часть из которых получается помеченной. Результат зависит от концентрации антигенов в исследуемом образце. Чем больше немеченных антител, тем меньше соединений, помеченных ферментом.

Далее к промытому составу добавляют специальный реагент, по которому и определяют ферментативную активность комплексов антиген-антитело.

  • «Сендвич». Отличается от непрямого метода тем, что изначально на поверхности сорбируют не антигены, а антитела. К ним добавляют раствор, содержащий исследуемые антигены. После промывки носителя добавляют антитела с ферментативными метками. Излишек антител опять удаляют и при помощи перекиси водорода получают окрашенную субстанцию, которую изучают спектрометрическим методом.

Данный вид анализа позволяет не только выявить специфические антитела и определить концентрацию антигенов, но и уточнить стадию заболевания. Дело в том, что разные антигены вируса Энпштейна-Барра появляются на различных этапах герпетической инфекции, а значит и антитела к ним вырабатываются в определенном периоде болезни.

Так, антитела IgG к раннему антигену (IgG EA) появляются в крови спустя 1-2 недели после заражения, когда болезнь находится в острой стадии или стадии реактивации вируса. Исчезают иммуноглобулины этого типа через 3-6 месяцев. При хроническом течении вирусной инфекции таких антител особенно много, а при атипичной форме они отсутствуют вообще.

Антитела IgG к капсидному антигену (IgG VCA) также появляются рано, в течение первых 4-х недель болезни, но больше всего их определяется ко второму месяцу инфекции. В острой фазе они обнаруживаются у большинства пациентов, но у детей они могут и не появляться. При хроническом течении болезни, особенно в периоды реактивации вируса, количество IgG VCA  особенно велико. Эти антитела у человека в крови остаются навсегда, как и сам вирус, что говорит о сформировавшемся иммунитете к инфекционному возбудителю.

Антитела IgM к капсидному антигену (IgM VCA) могут появиться еще до появления первых признаков болезни. Особенно велика их концентрация (титры) в первые 6 недель болезни. Этот вид антител характерен для острой инфекции и реактивации хронической. Исчезают IgM VCA спустя 1-6 месяцев.

Антитела IgG к ядерному гену (IgG EBNA) могут говорить о том, что человек ранее напрямую столкнулся в герпетической инфекцией. В острой фазе заболевания они выявляются крайне редко, обычно появляясь в период выздоровления (на 3-10 месяц). В крови их можно обнаружить спустя еще несколько лет после перенесенной инфекции.

Выявление отдельных антигенов не дает полной картины заболевания, поэтому анализы на разные антитела должны проводиться в совокупности. Например, если присутствуют лишь IgM VCA, а IgG EBNA не обнаруживаются, речь идет о первичной инфекции.

Увы, для выявления первичной герпетической инфекции или врожденной патологии иммуноферментного анализа зачастую недостаточно. В последнем случае антитела могут вообще не выявляться. В качестве подтверждающего теста при первичном заболевании используют молекулярное исследование крови или другого биологического материала на вирус Эпштейна-Барр.

ПРЦ-анализ на вирус Эпштейна-Барра

Данный анализ проводят на этапе острой первичной инфекции, в противном случае его результат будет некорректным.

Суть метода ПРЦ (полиразмерной цепной реакции) сводится к тому, что каждый инфекционный возбудитель имеет свой набор генов, заключенный в молекуле ДНК. ДНК возбудителя содержится во взятом для исследования биоматериале в небольших количествах (сами-то вирусы имеют микроскопические размеры), так что оценить ситуацию очень сложно. Зато если провести специфическую реакцию количество генетического материала заметно увеличится, что даст возможность назвать возбудителя болезни по имени.

При помощи одноразовых инструментов берут материал для молекулярного исследования, который помещают в специальный аппарат для проведения анализа. Прибор представляет собой термостат со специальной программой – термоциклер или амплификатор. В аппарате несколько десятков раз прокручивается полный цикл ПРЦ (порядка 2-3 минут), который имеет 3 этапа:

  • Денатурация (при температуре 95 градусов происходит рассоединение нитей ДНК).
  • Отжиг (при температуре 75 градусов в исследуемый материал вводятся специально заготовленные «затравки» для ВЭБ, которые прикрепляются к ДНК вируса).
  • Удлинение или размножение генетического материала (к затравке при температуре 72 градуса присоединяется специальный фермент, который воссоздает новую цепочку ДНК, увеличивая тем самым количество генетического материала вдвое).

Если полный цикл полиразмерной реакции прогнать 50 раз, количество материала увеличится в 100 раз. А значит, выявить возбудителя будет намного проще.

Анализ на вирус Эпштейна-Барра у ребенка

Как мы уже знаем, вирус Эпштейна-Барра может стать причиной развития многих заболеваний. Попав однажды в организм человека, он остается его постоянным жителем, и только слаженная работа иммунной системы не позволяет ему активно паразитировать внутри клеток.

Почти 95% взрослого населения планеты живет с ВЭБ внутри, и большинство из них познакомились с вирусом еще с раннего детства. Кому-то он достался в наследство от матери, а другие получили вирус от родителей и родственников, спешащих к ребенку с поцелуями, или воздушно-капельным путем в детском саду или школе (инфекционные заболевания там обычно приобретают «вселенские» масштабы).

Маленьким деткам вообще свойственно все тянут в рот, а большее число вирионов обнаруживается именно в слюне. И если в саду одну и ту же игрушку облизывают несколько детей, пока воспитатели заняты своими делами, то неудивительно, что вирус так активно распространяется в больших коллективах малышей.

ВЭБ можно спокойно назвать болезнью детей и молодежи, ведь в подростковом возрасте уже половина детей имеют вирус в организме (а к 30 годам и порядка 90% взрослых). Болеют дети в разные возрастные периоды по-своему. До года, пока ребенок активно не общается с людьми, вероятность заболеть у него невелика. Малыш старше года, даже если он не пошел в детский сад, становится более общительным, играет со сверстниками на улице, совершает с мамой активные походы по магазинам и т.д., и вероятность захватить вирус становится намного выше.

Но это не повод запирать ребенка в 4-х стенах. В возрасте 1-3 лет болезнь в подавляющем большинстве случаев протекает без каких бы то ни было симптомов, разве что с незначительным поднятием температуры и легким насморком, напоминая простуду. Получается, что чем раньше ребенок знакомится с вирусом, тем легче протекает такое знакомство.

Нехорошо, если ребенок переболеет без появления в крови антител IgG VCA, что может говорить о том, что иммунитет к вирусу не сформировался, и возможна реактивация вируса, как только иммунная система даст слабину. Причиной является, скорее всего, несовершенство иммунной системы маленьких детей, которая находится в стадии формирования несколько лет.

Школьная жизнь дает еще больше предпосылок к заболеванию, особенно в подростковом периоде, когда молодежь активно практикуется в поцелуях. Но у детей старше 3 лет болезнь реже имеет бессимптомное лечение. В большинстве случаев врачи сталкиваются с инфекционным мононуклеозом со свойственными ему симптомами.

Несмотря на то, что патология может иметь длительное течение (порядка 2 месяцев), она не столь опасна и не требует применения серьезных препаратов. Врачи назначают противовоспалительные и противовирусные средства, если присоединяется бактериальная инфекция, обращаются за помощью к антибиотикам. Кстати, пенициллины в этом случае применять не рекомендуются в связи с тем, что они могут провоцировать появление кожной сыпи.

Не надо думать, что если ребенок или подросток заболел инфекционным мононуклеозом, значит, у него в организме поселился вирус Эпштейна-Барра. У болезни есть и другие не столь частые возбудители, например, цитомегаловирус (вирус герпеса 5 типа). Чтобы понять, с чем врачи имеют дело, назначают анализ на вирус Эпштейна-Барра, а при необходимости и другие лабораторные исследования.

Так же верно и то, что инфекционный мононуклеоз не является единственным проявлением ВЭБ в детском возрасте. Есть и другие заболевания, ассоциированные с этим возбудителем, но в нашем регионе они встречаются редко.

Так лимфома Беркитта (а именно ей ВЭБ обязан своим выявлением) встречается преимущественно у детей африканских стран, очень редко в Америке, еще реже в Европе (и то лишь на фоне СПИДа). Челюстная опухоль с поражением лимфоузлов, почек и других органов обнаруживается у малышей 3-8 лет.

Назофарингеальный рак, значительная часть иных лимфом, волосатая лейкоплакия рта – все это проявления ВЭБ на фоне сильно сниженного иммунитета, что бывает при ВИЧ-инфекции и ее более поздней стадии СПИДа.

Врожденный иммунодефицит и присоединение вируса Эпштейна-Барра – опасная смесь, которая может привести к развитию у ребенка пролиферативного синдрома. В этом случае увеличение количества В-лимфоцитов приводит к появлению гранулята во многих органах, что не дает им нормально функционировать. Это болезнь с высоким уровнем летальности, но на фоне нормального иммунитета она не развивается.

Можно сказать, что в детском возрасте вирус Эпштейна-Барра опасен в основном при иммунодефиците из-за развития различных осложнений. В большинстве случаев все ограничивается инфекционным мононуклеозом. И хотя особого лечения он не требует, врачи предпочитают все же установить природу возбудителя болезни, для чего ребенку и назначают общий анализ крови, иммуноферментный анализ и ПРЦ.

Поскольку в детском возрасте имеет место в основном первичная инфекция, то вполне можно ограничиться лишь ОАК и ПРЦ, который достаточно информативен при впервые выявленном заболевании.

Источник: ilive.com.ua

Эпштейн барр диагностика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.