Диагноз «легочная форма сибирской язвы» появился в первые дни эпидемии. Его можно найти, например, в личных записях главного врача больницы № 24 г.Свердловска, которые случайно сохранились после массового изъятия (диагноз относился к А.А.Комельских, умершему 13 апреля 1979 года). Этот диагноз можно найти и в названии докторской диссертации Л.М.Гринберга, которая была защищена в 1995 году (221).

В прессе диагноз появился лишь в 1991-1992 годах, когда под напором фактов был полуофициально признан факт выброса в апреле 1979 года облака возбудителя сибирской язвы из вентиляционной системы Свердловска-19. Имелось в виду, что там хранились будто бы малые количества возбудителя сибирской язвы, которые использовались будто бы исключительно в связи с проводившимися работами по созданию вакцины против этой болезни.

Появление диагноза «сибирская язва» обычно приписывают патологоанатому 40-й городской больницы Ф.А.Абрамовой (47). Однако, при этом не упоминают, не был ли этот диагноз «подсказан» военными, которые скрывали реальное положение дел. Во всяком случае трудно понять, почему патологоанатом, познакомившийся с болезнью ближе всех, не рассмотрел, хотя бы в порядке гипотезы, других заболеваний, способных дать аналогичную картину.


Причины

В Свердловске в 1979 году сложилась редкая для Советского Союза жизненная коллизия. При выяснении причин и обстоятельств эпидемии традиционный и несокрушимый тандем «армия+КГБ» в силу частного несовпадения интересов уступил место неожиданной конструкции «КГБ против армии», разумеется, временной.

Утверждалось, что вначале об истинных причинах биологической катастрофы в Свердловске не знали ни всезнающий и всемогущий КГБ, возглавлявшийся будущим руководителем Советского Союза Ю.В.Андроповым, ни Свердловский обком КПСС во главе с будущим руководителем новой России Б.Н.Ельциным (17). Это не помешало впоследствии генералу П.Н.Бургасову хвастаться, как он докладывал о ходе и деталях расследования лично Ю.В.Андропову из кабинета Б.Н.Ельцина, которого он предварительно выставлял из его кабинета (56).

Считалось даже, что ни первый секретарь обкома КПСС Б.Н.Ельцин, ни министр здравоохранения СССР Б.В.Петровский будто бы не посещали военного городка. Это неправда. Оба эти должностные лица не могли не нанести визит непосредственно в военно-биологический центр Свердловск-19 (тому есть свидетели). Хотя Б.В.Петровский побывал в военном городке лишь через месяц после начала событий, причем в официальной обстановке он предпочитает рассказывать не о сухопутном визите в Свердловск-19, а об облете района эпидемии на вертолете. А посещали эти высшие должностные лица Свердловск-19 именно потому, что твердо знали, откуда исходила смерть.


Организация-виновник

О реальной подоплеке событий знал лишь один человек – прибывший 4 апреля в Свердловск генерал Е.И.Смирнов – начальник 15 управления Генштаба, хозяин Свердловска-19. Именно ему руководство провинившегося военно-биологического института доложило о случившейся беде. Однако этот генерал не сделал ничего, чтобы органы власти (об обществе речи не было) хоть на шаг приблизились к правде. И тем более – начали спасать людей.

Генерал П.Н.Бургасов, также появившийся в Свердловске 4 апреля (с тайной подачи генерала Е.И.Смирнова, официально же он получил распоряжение от министра здравоохранения Б.В.Петровского), исполнял в то время должность заместителя министра здравоохранения СССР – главного государственного санитарного врача СССР. Он, возможно, не знал детально о подоплеке событий, но, безусловно, все понял и… предоставил им идти своим чередом. Дело в том, что еще в 1958-1963 годах П.Н.Бургасов работал в Свердловске, занимаясь секретными работами в области наступательного биологического оружия прямо в городке № 19 (8,166). После чего был переведен в советский открытый истеблишмент и именно в этом качестве прибыл в Свердловск в апреле 1979 года. Генерал П.Н.Бургасов не стал посещать Свердловск-19 не потому, что не знал источника беды, а потому, что вскоре должен был ехать в зарубежную поездку, срывать которую ему не хотелось. А тайный визит к стенам военного городка № 19 он все-таки совершил и даже отобрал пробу грунта.


Заместитель председателя КГБ СССР генерал В.П.Пирожков прибыл в Свердловск одновременно с двумя медицинскими генералами. По-видимому, он еще не знал истинной картины событий, но на него по должности легло руководство выяснением всех причин и обстоятельств.

Естественно, КГБ не погнушался традиционной охоты на шпионов, которые (семейная пара из США) были отловлены и по всем правилам детективного жанра выдворены из СССР (21,22)). В дальнейшем в порядке продолжения этой линии прикрытия корреспонденту одной газеты было даже велено сообщить, что 5 апреля 1979 года «Голос Америки» будто бы сообщил о разработках биологического оружия в СССР и о выбросе штамма сибирской язвы в Свердловске, который и вызвал многочисленные случаи смерти (25). Это была очевидная дезинформации – во всяком случае сама радиостанция «Голос Америки» проверила по моей просьбе свои архивы и того мифического сообщения от 5 апреля 1979 года не нашла.

Однако необходимо было выявить и истинные причины. И потом высшие руководители страны все знали однозначно, о чем свидетельствует нижеследующий диалог времен 1981 года.

Разговор знающих людей


Генерал В.А.Лебединский (15-е управление Генштаба):«Как же много мер безопасности требуется для каких-то крошечных бактерий! На наших предприятиях это устроено несколько иначе».

Шахов (начальник оборонного отдела ЦК КПСС):«И зря. Если бы Вы, товарищ генерал, не относились к этому с такой иронией, то аварии в Свердловске можно было бы избежать и Вы не погубили бы столько людей» (10).

Пока же военные биологи делали все, чтобы отвести подозрения подальше от себя.

В отсутствие информации от армии и достоверных данных от тайной агентуры был использован неизбежный в подобной ситуации пассивный медико-географический подход. Теперь уже ясно, что КГБ установил виновность военных биологов не благодаря помощи, а вопреки московским медицинским генералам Е.И.Смирнову и П.Н.Бургасову и свердловским военным биологам, допустившим в своей работе как минимум преступную халатность. Однако, для того, чтобы картина территориального распределения смертей на карте Чкаловского района уперлась непосредственно в военно-биологический центр Свердловск-19 (21,25), понадобились две недели наблюдения за гибелью нескольких десятков ни в чем не повинных гражданских людей. Впрочем, гражданские врачи догадались об истинном виновнике еще в начале эпидемии (17). В частности, главный эпидемиолог Чкаловского района В.Н.Перлин, имевший доступ в военный городок № 19 до эпидемии и лишившийся его после начала трагических событий, в те дни не скрывал своего мнения о виновности военно-биологического центра (22).


Карта-обвинение (с истинными, несфальсифицированными, как это обычно происходит, координатами) была подготовлена генералом военной контрразведки А.Я.Миронюком и передана В.П.Пирожкову для доставки в Москву (21,47). До наших дней данные этой секретной карты, обобщившей реальную картину событий, считаются государственной тайной и покоятся в архиве КГБ/ФСБ.

Следует подчеркнуть, что подобных карт и схем в те дни было немало, их рисовали даже рядовые врачи (17). В частности, одну такую карту-обвинение день за днем готовил руководитель областного отдела здравоохранения Н.С.Бабич, который в рамках работы в областной чрезвычайной противоэпидемической комиссии обладал самыми полными данными. Довести до конца ему не удалось – карта была изъята органами КГБ во время обыска в его кабинете (33).

Много лет спустя, в 1994 году, аналогичную медико-географическую операцию проделал американский профессор М.Месельсон (Гарвардский университет, Бостон). В основу его усилий, закончившихся вполне наукообразной статьей в журнале «Science», были положены три группы данных. Во-первых, он использовал адреса погибших, однако не из фактического, а из официального списка (перечня тех 64 лиц, который был подготовлен КГБ для открытого использования в рамках разработанной им операции прикрытия (159)). Во-вторых, М.Месельсон использовал не реальную карту, а приобретенную в магазине общеупотребительную карту города. Соответственно, координаты на этой карте были искажены (43), поскольку других карт в СССР/России КГБ/ФСБ не дает никому, даже заезжему американскому профессору. В-третьих, он использовал официальные метеорологические данные, о достоверности которых говорить затруднительно, если учесть, что с этой проблемой столкнулся еще в 1979 году генерал КГБ А.Я.Миронюк (21).


Техническая причина

Существует множество версий относительно конкретного события, которое привело к выбросу патогенного облака в атмосферу Свердловска.

По данным КГБ, в понедельник утром 2 апреля работник Свердловска-19 будто бы приступил к работе, не включив предохранительные фильтры и защитные механизмы, в результате чего случился аварийный выброс (21). Назывался выброс спор через лопнувший фильтр из-за повышения давления в вентиляционной системе (22) и даже через трещину в фильтре, образовавшуюся вследствие резкой оттепели. Источником беды назывался и функционировавший в Свердловске-19 так называемый «завод по производству сибиреязвенной вакцины», с которого будто бы и произошла утечка спор сибирской язвы (24).

В другом изложении речь идет о мастерской для изготовления образцов биологических боеприпасов, в которой, по утверждению генерала В.И.Евстигнеева, будто бы «на коленке» копировались бомбы США для последующих испытаний (на самом деле вряд ли сей генерал рискнет утверждать, что в его ведомстве работали с биологическими боеприпасами не технически аккуратно, а «на коленке» – слишком велик риск) (68). Среди других причин называлась ошибка рабочих, допущенная при монтаже новой установки в сушильном цехе и вызвавшая неведомую аварию (166).


Пожалуй, самая экзотичная версия принадлежит последнему руководителю 15-го управления Генштаба В.И.Евстигнееву. Он заговорил о диверсии, осуществленной с целью компрометации деятельности военного городка № 19 (68).

Была и еще одна гипотеза, родившаяся в процессе расспросов обитателей военного городка №:19 «Не было аварийного выброса, как и не было случайной утечки. Была разгерметизация боеприпаса (точно не известно – бомбы или ракетной боеголовки) во время транспортировки к базам хранения. Утечка патогенного облака произошла из подземной шахты, расположенной в районе 32-го городка, часть подземного пространства которого использовалась военными в транспортных целях. На юге Свердловской области находились в то время (а, возможно, находятся и сейчас) базы биологического и химического оружия, подземные и наземные пути доставки бактериологических и химических боеголовок из 19-го городка к местам их постоянного хранения» (46).

Что касается конкретного виновника, то, по сообщению К.Б.Алибекова, им был начальник дневной смены на подземном заводе в Свердловске-19 подполковник Н.Чернышов. Он должен был лично сделать запись в рабочем журнале о неисправном фильтре и не сделал этого. Однако вместо наказания его просто перевели на завод в Степногорск (10).

Впрочем, по-видимому, была организована также версия-прикрытие.


всяком случае в прессе появились данные о военном биологе-лейтенанте, который будто бы и был виноват в аварии и на неаккуратность которого и была списана неготовность государства защитить своих сограждан от опасных опытов с патогенами: «Я работал старшим техником спецлаборатории НИИ в 19-м городке. Занимался оборудованием. Был такой лейтенант Халявко – мой сосед. Как-то за рюмкой водки он рассказал мне, что этот выброс – его рук дело. Ночью его группа проводила испытания, произошел выхлоп в атмосферу, фильтры не сработали. Вскоре после этого Халявко был убит при загадочных обстоятельствах» (47).

В заключение этого раздела упомянем свидетельство сержанта батальона охраны, который стоял на посту в военном городке Сверловск-19 во время аварии. Он утверждает, что около трех часов ночи он увидел зарево, услышал хлопок, после чего возникло задымление. По словам этого свидетеля, их подняли по тревоге на усиление постов. Официально им сказали, что случился обыкновенный пожар в результате аварии на объекте. Пожар ликвидировала своя пожарная команда, поскольку людей из города для тушения пожаров привлекать запрещалось. Однако во время пожарных работ их пожарные находились в защитной одежде.

Осталось понять, было ли трагическое событие 1979 года случайностью или же оно было следствием реальной системы работы в институте-заводе Свердловск-19. В пользу последнего свидетельствует факт, относившийся уже к 1980-му году. Тогда бригада рабочих перевозила 250-литровые контейнеры ТР-250 с сухой рецептурой спор сибирской язвы в бункеры для хранения. В какой-то момент тележка подскочила на кочке, контейнер свалился с тележки и раскрылся. После этого контейнер был закрыт и транспортная операция продолжилась (10).


Возбудитель

«Опытным путем», то есть в эксперименте на собственном здоровье, население Свердловска узнало в процессе эпидемии несколько фактов, важных для понимания существа дела. Как оказалось, вырвавшееся из-под контроля биологическое оружие уничтожает людей почему-то избирательно: в основном – мужчин зрелого возраста, много меньше – женщин (17,18). Адрес, где обитают такие скопления мужчин, достаточно очевиден – это армии, состоящие из профессионалов-мужчин. Их, таких армий, в мире не так много. Одна из них – армия США.

Важно иметь в виду, что в процессе эпидемии не были затронуты некоторые группы риска. Совсем не погибали дети – ни один ребенок или подросток не только не умер, но даже не заболел (46). Утверждение генерала В.И.Евстигнеева о существовании в числе погибших детей (68) – это по меньшей мере неправда: в официальном списке, который был подготовлен КГБ, дети не значатся. Смертность же среди стариков была ничтожной, однако по прошествии многих лет и в отсутствие документов ее уже нельзя отличить от естественной.

Таким образом, обращаясь к возбудителю, необходимо отметить то, что ныне уже очевидно: биологическую катастрофу в Свердловске не мог вызвать естественный штамм сибирской язвы, распространяющийся через мясо животных и приводящий к кожной форме этого заболевания.


принципе в естественных, даже самых неблагоприятных, условиях возбудитель сибирской язвы может быть опасным для людей более века. Ныне уже известно, что источников этой опасности на территории бывшего СССР (в основном в форме захоронений погибших животных) было около 50000, причем все они были внесены в специальный «Атлас стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов», изданный в 1975 году и многие годы остававшийся не доступным населению (41). Однако трудно было приспособить эти источники к эпидемии, которая случилась в 1979 году в Свердловске.

Таким образом, нельзя отбросить без обсуждения естественное предположение, которое высказывалось в прессе неоднократно, что военные биологи создали штамм бактерии сибирской язвы, которая поражает в основном мужчин зрелого возраста.

Отметим, далее, что имеющиеся факты противоречат идее, что эпидемию вызвала будто бы только лишь легочная форма сибирской язвы, возбудитель которой распространяется по воздуху аэрозольным путем и который будто бы случайно вышел из-под контроля военных биологов в городке Свердловске-19.

Трудно, таким образом, отказаться от предположения, что речь может идти о неизвестном виде биологического оружия, одним из элементов которого могла быть легочная форма сибирской язвы. Однако разгерметизироваться тогда мог и кассетный боеприпас, в котором в разных ячейках кассеты содержались различные возбудители, например сибирская язва и вирус Марбурга. Гражданские эпидемиологи в горячке эпидемии могли не заметить (или не знать), что тотальное внутреннее кровотечение и скоротечная смерть характерны не только для легочной формы сибирской язвы, но и для геморрагической лихорадки, вызываемой вирусом Марбурга (его инкубационный период доходит до 5-7 дней, что могло бы объяснить растяжку эпидемии на много дней). Ограничиться диагнозом сибирской язвы и не искать других причин было для 1979 года вполне логично. Но не для наших дней.

С предположением о «вирусном участии» в эпидемии вполне согласуется тот факт, что в Свердловск в 1979 году была завезена антивирусная (и еще не отработанная) вакцина из Новосибирска. Именно она, как указывают очевидцы, и была использована для вакцинации взрослого населения Чкаловского района.

Операция прикрытия

Сокрытие информации о масштабной экологической катастрофе в Свердловске началось немедленно после ее начала. После установления истинной причины контрразведка начала проводить широкомасштабную операцию прикрытия, продолжающуюся до наших дней.

Первый этап

В основу первой операции прикрытия легла «мясная» версия событий. По свидетельству генерала КГБ А.Я.Миронюка, «была разработана целая программа по дезинформации общественного мнения в стране и в мире. Под контроль взяли почту, связь. прессу. Работали с иностранной разведкой. Не знаю, в курсе ли был академик Бургасов, но свою часть «программы» он выполнил отлично» (21). Еще бы не выполнить, если ему (академику и знатоку сибирской язвы (222)) подсунули данные об «обнаружении» в «26 населенных пунктах вдоль Челябинского тракта, соединяющего Свердловск и Челябинск,.. 27 случаев заболевания скота сибирской язвой» (171). И он не только охотно проглотил эту чекистскую стряпню, но и столь же охотно понес ее дальше во время своей поездки в США в 1988 году (10). Кстати, впоследствии от всей этой брехни насчет пресловутого «Челябинского тракта» открестился самый знающий человек – главный ветеринар Свердловской области, Как оказалось, за 20 лет работы на этом посту сибирская язва не попадала от скота в пищевую сферу ни разу (155).

В самом Свердловске операция прикрытия осуществлялась без особых изысков. Через две недели после начала событий в прессу были переданы рекомендации жителям остерегаться заражения сибирской язвой от мяса больных животных (218). Несколько раньше на стенах домов появились красочные плакаты с нарисованной коровой и подписью «сибирская язва».

Будни обмана

«БЕРЕГИТЕСЬ ИНФЕКЦИИ! Из-за неблагоприятных погодных условий осенью и зимой 1978-1979 года в некоторых районах нашей области среди овец и крупного рогатого скота к концу зимовки оказалось немало ослабленных животных. У них повышена восприимчивость к инфекциям. В связи с этим, несмотря на ежегодные профилактические прививки скота против инфекционных заболеваний, в некоторых районах в начале весны возможны случаи заражения животных (прежде всего овец, находящихся в личной собственности) инфекционной болезнью – сибирской язвой.

Для предупреждения заражения сибирской язвой необходимо строго соблюдать правила личной гигиены при уходе за животными, ни в коем случае не покупать на рынке или у случайных лиц неклейменое мясо, шерсть и невыделанные шкуры. Молоко больных животных нельзя использовать в пищу ни в каком виде. Нельзя также забивать скот и разделывать туши павших животных без разрешения ветеринарного надзора» (218).

В связи с торжествами по случаю 1 мая 1979 года жители города, где бушевала эпидемия одного из опаснейших заболеваний, не получили ни слова официальной информации (18). Более того, с жителей, в чьих семьях были погибшие во время эпидемии «сибирской язвы», КГБ взял расписки, что они осведомлены о возможности привлечения к уголовной ответственности при разглашении самого факта смерти члена семьи (47). Ну а военные биологи из городка № 19 под видом КГБ изъяли в семьях погибших практически все свидетельства о смерти (6,47).

И никого не смущало несуразица происходящего. «Сибирская язва» не вызывала язв, которые бы позволили хотя бы формально грешить на дохлую корову – форма болезни на самом деле оказалась не кожной, а легочной. Палочку сибирской язвы в мясе коров не сыскали, зато нашли на перилах и в жилищах. «Инфекция» не хотела распространяться при контакте людей, и врачи-эпидемиологи, щеголявшие среди испуганных сограждан в эффектных противочумных скафандрах, потом прекратили этот маскарад. Семьи тоже не вымирали – в основном мужчины-кормильцы.

Поскольку областная ветеринарная лаборатория не нашла возбудитель кожной формы сибирской язвы в мясе, конфискованном в семьях погибших, КГБ попытался этот возбудитель им подкинуть. Провокация не удалась.

Иллюзию того, что в городе свирепствует эпидемия кожной формы сибирской язвы, поддерживал В.Н.Никифоров, посылая в семьи погибших бригады для дезинфекции и конфискации мяса в противочумных скафандрах (166). Среди своих, в специальном корпусе больницы № 40, нужды в спектакле не было, и он разрешил не пользоваться противочумной одеждой – в отличие от кожной, легочная форма болезни не передается от человека к человеку, так что среди своих в декорациях не было необходимости.

По-видимому, наиболее изощренным элементом операции прикрытия можно считать распоряжение о сжигании конфискованного мяса в печах керамического завода. Поскольку споры сибирской язвы в огне не горят (так активно провозглашает генерал В.И.Евстигнеев (68)), это распоряжение эпидемиологов-инфекционистов П.Н.Бургасова и В.Н.Никифорова создавало правдоподобное объяснение причин гибели людей, проживавших в основном на территории между Свердловском-19 и керамическим заводом. Между тем трудно назвать этих лиц не знающими специфики болезни, с которой они так активно «боролись», если учесть, что именно перу П.Н.Бургасова принадлежали фундаментальные монографии по сибирской язве (222)), а перу В.Н.Никифорова – толстенная докторская диссертация на ту же самую тему (защищена в 1963 году (223)).

Правда о реальном характере событий в Свердловске скрывалась даже от врачей и эпидемиологов области, которые с риском для жизни участвовали в борьбе с эпидемией (17). Кстати, ни одного из них не наказали за крупнейшую из известных эпидемий последних десятилетий – прямое доказательство того, что виновники были абсолютно точно известны (33).

Ну а чтобы о выбросе биологического оружия не догадались жители своей страны и разведки «вероятного противника», КГБ провел тотальное изъятие всех документальных материалов – медицинских карт, списков и личных записей медицинского и любого иного персонала (17,20,21). Эта операция не обошлась без обысков у высокопоставленных медицинских руководителей Свердловска (33).

Источник: cyberpedia.su

Возбудитель

Возбудитель сибирской язвы – неподвижная бактерия, в центре которой локализуются споры. Их основная функция – защита микроорганизма. Споры сибирской язвы формируются при попадании бактерии в неблагоприятные для неё условия. Но стоит отметить, что вегетативные формы являются менее устойчивыми и поэтому мгновенно гибнут под воздействием высоких температур и дез. растворов. Очаг, в котором локализуется возбудитель сибирской язвы – почва.

Пути передачи

Возбудитель сибирской язвы может попасть в организм человека различными путями:

  • наиболее распространённый – контактно-бытовой. Заразиться сибирской язвой можно при уходе за больными животными, соприкосновении с трупами уже умерших животных, контакте с шерстью или экскрементами;
  • воздушно-пылевой. В этом случае человек заражается сибирской язвой при вдыхании спор бактерии. Во время акта дыхания споры попадают в ткани лёгких, а уже оттуда в лимфатические узлы. Там они начинают активно размножаться и уничтожать иммунные клетки, после чего переносятся в кровеносное русло и атакуют жизненно важные органы и системы;
  • пищевой путь. Человек может заразиться посредством употребления в пищу недостаточно термически обработанного мяса. В таком случае развивается кишечная форма сибирской язвы.

Формы

В медицине выделяют такие формы сибирской язвы:

  • кожная;
  • септическая;
  • лёгочная;
  • кишечная.

Симптоматика

Симптомы сибирской язвы напрямую зависят от того, какая именно форма патологии развивается у человека.

Кожная форма

Именно эта форма диагностируется у пациентов чаще всего (99% случаев). Возбудитель проникает в организм человека через повреждённые кожные покровы – через трещины, ссадины, порезы, царапины и прочее. Обычно на коже формируется единичный карбункул, но также не исключено появление нескольких патологических элементов. Если поражается область лица, шеи или головы, то в таком случае сибирская язва протекает в тяжёлой форме. Расположение патологического образования в данных областях чревато тем, что отёк может распространиться на воздухоносные пути, что приведёт к удушью.

Разновидности:

  • карбункулёзная;
  • буллезная;
  • эдематозная;
  • эризипелоидная.

Карбункулёзная разновидность сибирской язвы диагностируется в большинстве клинических ситуаций. В месте проникновения инфекции в кожный покров формируется небольшое пятно красно-синего оттенка. При этом никаких дискомфортных ощущений у пациента не возникает.

Позже на месте данного элемента формируется узелок с красным оттенком. С его появлением приходят и первые субъективные ощущения – зуд и жжение. Узелок на протяжении нескольких дней растёт, образуя пузырёк, внутри которого находится серозный экссудат, позже сменяющийся на геморрагический. Пузырёк может самопроизвольно вскрываться, и на его месте остаётся язва с чёрным дном. Развивается некроз эпидермиса, и дно язвы твердеет, образуя струп, вокруг которого начинают формироваться новые пузырьки, имеющие свойство самостоятельно вскрываться. Они увеличивают уже образованный струп в размерах (максимально – 10 см).

В случае прогрессирования эдематозной разновидности, в месте проникновения инфекционного агента сначала появляется выраженный отёк, который позже сменяется образованием карбункула достаточно больших размеров. Такой вид сибирской язвы диагностируется редко и протекает он тяжелее, чем карбункулёзный вид.

При буллезной разновидности в месте внедрения бактерии наблюдается инфильтрация, на поверхности которой формируются патологические пузыри различных размеров, содержащие геморрагический секрет. Вскрытие пузырей происходит в среднем через 8 дней, а на их месте образуются язвенные элементы, с некрозом.

Эризипелоидная разновидность прогрессирует реже всего. Для неё характерно более лёгкое течение. На коже у больного формируются патологические пузырьки, внутри которых содержится серозный экссудат. После их вскрытия остаются язвы с плотной коркой чёрного цвета.

Лёгочная форма

Эта форма развивается очень быстро и является очень опасной для человека. На ранней стадии развития у пациента наблюдаются только незначительные дискомфортные ощущения в груди. Но клинические проявления постепенно становятся более выраженными. Появляются такие признаки:

  • выраженная одышка;
  • повышение температуры тела до критических показателей – 40 градусов;
  • интоксикационный синдром;
  • синюшность кожи;
  • тахипноэ;
  • озноб.

Постепенно болевой синдром в области груди усиливается и по своей интенсивности может напоминать инфаркт миокарда. Кашель нарастает и выделяется пенисто-кровянистая мокрота. Наблюдается региональное увеличение лимфоузлов. Если своевременно не начать проводить правильное лечение, то такая форма сибирской язвы может привести к летальному исходу.

Кишечная форма

  • боль в животе;
  • повышение температуры;
  • кровавый понос;
  • снижение аппетита, вплоть до полной его потери;
  • тошнота;
  • рвота с примесью крови и желчи;
  • асцит;
  • кишечная непроходимость.

Септическая форма

Симптомы сибирской язвы этой формы проявляются вследствие тяжёлого течения любой из указанных выше форм:

  • озноб;
  • жидкий кровянистый стул;
  • повышение температуры;
  • тошнота и рвотные позывы;
  • выраженная одышка;
  • боль в грудине;
  • тахипноэ;
  • кашель, во время которого выделяется пенистая мокрота с кровью.

Диагностика

Важно при появлении первых симптомов, указывающих на развитие сибирской язвы, незамедлительно обратиться в медицинское учреждение для диагностики и лечения заболевания. Стандартная программа диагностики при подозрении на сибирскую язву такова:

  • сбор анамнеза;
  • оценка жалоб больного;
  • гемограмма;
  • бактериоскопический метод;
  • бактериологический метод;
  • иммунофлюоресцентный метод;
  • кожно-аллергическая проба.

Лечение

Лечение сибирской язвы необходимо начинать сразу после того, как точно был подтверждён диагноз. Стоит отметить тот факт, что чем раньше начать терапию, тем больше шансов на успех. Пациенту назначают:

  • инфузионную терапию;
  • антибиотикотерапию;
  • введение противосибиреязвенного иммуноглобулина.

Инфузионная терапия основывается на внутривенном введении активных растворов, которые должны восполнить объем клеточной, внутриклеточной и сосудистой жидкости в теле человека.

Врачи назначают растворы:

  • коллоидные;
  • кристаллоидные;
  • препараты крови.

Антибиотикотерапия основывается на применении:

  • пенициллина;
  • тетрациклина;
  • эритромицина;
  • левофлоксацина;
  • оксициклина.

В случае тяжёлого течения патологии в основной план лечения также включают глюкокортикостероиды.

При диагностировании сибирской язвы пациенту в обязательном порядке вводится противосибиреязвенный иммуноглобулин. Основная цель такого лечения – создать иммунитет к возбудителю недуга. Также этот препарат используют и в качестве меры профилактики.

Важно начать проводить лечение как можно скорее, так как есть высокий риск летального исхода, особенно в случае прогрессирования лёгочной или кишечной формы патологии. Лечение пациентов с данным диагнозом проводиться только в условиях стационара. Самолечение недопустимо!

Вакцина

Сибирская язва является очень тяжёлым заболеванием, лечение которого довольно сложное и не всегда эффективное. Поэтому против данного недуга была создана специальная вакцина. Существует три вида данного препарата:

  • инактивированная вакцина против недуга;
  • живая вакцина;
  • комбинированная вакцина.

Вакцину против этой болезни вводят людям, которые находятся в группе риска:

  • ветеринары;
  • лаборанты;
  • работники мясокомбинатов;
  • работники бойни и прочее.

После введения вакцины против сибирской язвы возможно появление таких побочных эффектов:

  • головная боль;
  • слабость;
  • региональное увеличение лимфоузлов.

Противопоказания для введения вакцины против недуга:

  • вынашивание ребёнка;
  • инфекционные и воспалительные недуги в остром периоде;
  • патологии кожи;
  • онкология;
  • ВИЧ-инфекция;
  • СПИД.

Профилактика

Профилактика заболевания включает в себя проведение таких мер:

  • вакцинация людей из группы риска;
  • вакцинация животных;
  • контроль за домашними животными;
  • контроль перевозки и хранения мясных продуктов;
  • раннее выявление больных и их своевременная госпитализация (с целью профилактики распространения недуга также изолируются люди, находившиеся в тесном контакте с пациентом);
  • изоляция носителей;
  • трупы инфицированных животных сжигаются.

Источник: SimptoMer.ru

  • Версия для печати

Что такое сибирская язва? Какие формы сибирской язвы существуют? Как проводится диагностика, лечение и профилактика сибирской язвы? Ответы на эти вопросы вы найдете в статье.

Из мест первичного размножения возбудители по лимфатическим сосудам достигают лимфатических узлов, а в дальнейшем возможно распространение микробов с током крови по различным органам. При аэрогенном заражении споры попадают в лимфатические узлы средостения, где происходит размножение и накопление возбудителя, лимфатические узлы некротизируются, это приводит к их воспалению и попаданию возбудителя в кровь (бактериемия). В результате бактериемии возникает сибиреязвенная пневмония (воспаление легких).

При употреблении инфицированного мяса споры проникают в лимфатические узлы кишечника. Развивается кишечная форма сибирской язвы, при которой возбудители также проникают в кровь и заболевание переходит в септическую форму.

После перенесенного заболевания образуется стойкий иммунитет.

 
Формы сибирской язвы

Инкубационный период колеблется от нескольких часов до 8 дней (чаще 2-3 дня). Различают кожную, легочную и кишечную формы сибирской язвы.

Формы сибирской язвы Кожная форма характеризуется местными изменениями в области ворот инфекции. Вначале появляется красное зудящее пятно, которое приподнимается над уровнем кожи, образуя папулу, затем на месте папулы развивается везикула (пузырек) с прозрачным или кровянистым содержимым. Больной при продолжающемся зуде срывает пузырек, на его месте образуется язвочка с темным (черным) дном, по периферии язвочки развивается воспалительный багровый валик, вокруг центрального струпа располагаются в виде ожерелья вторичные пустулы, при разрушении которых размеры язвы увеличиваются.

Одновременно вокруг язвы развивается отек кожи, который может быть весьма обширным. Процесс протекает быстро, с момента появления пятна до образования пустулы проходит несколько часов. Характерным симптомом является снижение или полное отсутствие чувствительности в области язвы, а также отсутствие болезненности в области увеличенных лимфатических узлов. Обычно возникает единичная язва, хотя иногда могут быть и множественные.

К концу первых суток или на 2-й день болезни появляются признаки общей интоксикации — температура тела повышается до 40 градусов, общая слабость, разбитость, головная боль, учащенное сердцебиение. Лихорадка держится в течение 5-7 дней, затем температура резко снижается. К концу 2-3-й недели струп отторгается и рана заживает с образованием рубца.

Легочная форма сибирской язвы начинается остро, протекает тяжело и даже при современных методах лечения может закончиться смертью больного. Среди полного здоровья возникает потрясающий озноб, температура тела быстро достигает высоких цифр (40 градусов и выше). Отмечается слезотечение, светобоязнь, покраснение конъюнктив, чихание, насморк, хриплый голос, кашель. Состояние больных с первых часов болезни становится тяжелым, появляются сильные колющие боли в груди, одышка, кожа приобретает синюшный оттенок, сердцебиение учащается до 120-140 ударов в минуту, артериальное давление понижается. В мокроте наблюдается примесь крови. Смерть наступает через 2-3 дня.

При кишечной форме сибирской язвы отмечается повышение температуры тела, болям в верхней части живота, понос и рвота. В рвотных массах и в испражнениях может быть примесь крови. Живот вздут, резко болезненный при ощупывании, выявляются признаки раздражения брюшины. Состояние больного быстро ухудшается, развивается инфекционно-токсический шок, может наступить смерть больного.

При любой форме может развиться сибиреязвенный сепсис с возникновением вторичных очагов инфекции — менингит, поражение печени, почек, селезенки.

 
Диагностика, лечение и профилактика сибирской язвы

основывается на данных эпидемиологического анамнеза (профессия больного, контакт с больными животными и др.). Учитываются характерные изменения кожи: наличие темного струпа, окруженного вторичными пустулами, отеком и гиперемией, безболезненность язвы. Лабораторным подтверждением диагноза служит обнаружение сибиреязвенной палочки. Для исследования берут содержимое пустулы, везикулы, тканевой выпот из-под струпа. При подозрении на легочную и кишечную формы берут кровь, мокроту, испражнения. В качестве вспомогательного метода можно использовать кожно-аллергическую пробу со специфическим аллергеном — антраксином.

Лечение: проводится в инфекционной больнице. Больного помещают в отдельную палату, выделения больного (кал, моча, мокрота) и все предметы ухода тщательно дезинфицируют. Назначаются антибиотики группы пенициллина — Бензилпенициллина натриевая соль внутривенно 24 млн ЕД в сутки, 4-6 введений. Длительность терапии 7-10 дней. При непереносимости назначают Ципрофлоксацин внутрь 0,75 г или внутривенно по 0,4 г 2 раза в сутки; Доксициклин внутрь 0,1 г 2 раза в сутки; Эритромицин внутрь 0,5 г 4 раза в сутки.

Профилактика: организация и проведение ветеринарного надзора, вакцинация домашних животных. В случае гибели животных от сибирской язвы туши животных должны сжигаться, а продукты питания, полученные от них, уничтожаться.

Лица, находившиеся в контакте с больными животными или людьми, подлежат активному врачебному наблюдению в течение 2 недель.

По материалам статьи «Сибирская язва».

Источник: www.medkrug.ru

Сибирская язва легочная форма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.