Предпринимаются попытки усилить вакцинальный эффект полисахаридов путем их конъюгации с белковыми носителями, в частности с дифтерийным и столбнячным анатоксинами. В сферу внимания попали и поверхностные белки пневмококка. Некоторые из них выполняют функцию адгезинов, и антитела к ним в опытах на животных оказывают протективный эффект. Кроме того, наряду с антигенной вариабельностью они содержат консервативные эпитопы, что позволяет надеяться на унификацию иммуногенного начала.

Антибиотикотерапия

Подобно пиогенному стрептококку, пневмококк сохраняет чувствительность к антибиотикам, в том числе к препаратам пенициллина, которые многими продолжают рассматриваться как лучшее средство для лечения пневмококковых инфекций. Вместе с тем, начиная с 1960-х гг., появилось немало сообщений о выделении бета-лактамустойчивых штаммов и о вариантах, резистентных к другим антибиотикам (тетрациклины, макролиды, аминогликозиды, хлорамфеникол). Это грозить стать большой проблемой, побуждая задумываться о возрождении противопневмококковой серотерапии. В отличие от большинства стафилококков, механизм устойчивости пневмококка к пенициллину и другим бета-лактамам не связан с продукцией бета-лактамаз — ферментов, разрушающих антибиотики. Здесь речь идет об изменениях мембранных компонентов, взаимодействующих с пенициллином. Это так называемые пенициллинсвязывающие белки, которые фукционируют как ферменты, синтезирующие пневмококковый пептидогликан. Ситуация напоминает резистентность к ванкомицину у метициллинрезистентных золотистых стафилококков (см. «Стафилококки»). В этом случае генетическая информация, по-видимому, передается от оральных стрептококков, адаптированных к различным антибиотикам.

В 1986 г., когда отмечалось столетие со дня открытия пневмококка, летальность от пневмококковых инфекций превосходила число фатальных исходов при всех остальных бактериальных инфекциях, вместе взятых. Об этом печальном лидерстве не следует забывать и сегодня. Пневмококк остается одной из главных причин инфекционной патологии и смертности во всем мире. Этому способствует распространение клонов, устойчивых к антибиотикам.

 

Менингококк

Ни одна из инфекций не убивает так быстро.
W.W. Herrick

  • Лидер среди лидеров.
  • Серогруппы, серовары и клонотипы.
  • От носительства до молниеносного сепсиса.
  • Условия и факторы внутрисосудистой инвазии.
  • Патогенез и диагностика менингококковой инфекции.
  • Дихотомия местного и системного иммунитета.
  • Проблемы вакцинопрофилактики и антибиотикотерапии.

К наиболее драматичным заболеваниям, безусловно, принадлежит гнойный цереброспинальный менингит — пиогенное воспаление оболочек головного и спинного мозга. В типичных случаях он протекает с симптомами глубокого поражения центральной нервной системы на фоне тяжелейшей интоксикации. До появления сульфаниламидов и, особенно, пенициллина смертность достигала 70%, хотя и сегодня гнойный менингит занимает одно из первых мест по числу летальных и инвалидизирующих осложнений, особенно среди детей младшего возраста. Каждый случай гнойного менингита — огромное испытание для больного, его близких и врачующего персонала. Отсюда понятно, каким тревожным событием являются вспышки, а тем более эпидемии этого заболевания.

Тяжелое, нередко молниеносное течение, неуверенность в выздоровлении, угроза непредвиденного заражения сеяли панику, доходившую до истерии. Эпидемии гнойного менингита (к счастью, они всегда носили ограниченный характер, не переходя в пандемии) неоднократно поражали человечество, и именно во время одной из них, в конце XIX в., был выделен возбудитель. Это сделал в 1887 г. австрийский патолог и военный хирург А. Вексельбаум, но потребовалось еще десятилетие, чтобы болезнетворность менингококка стала общепризнанным фактом. Современное название Neisseria meningitidis появилось много позже. Оно отражает принадлежность к роду Neisseria семейства Neisseriaceae (в честь немецкого микробиолога А. Нейссера), а видовой эпитет подчеркивает исключительное право менингококка называться возбудителем эпидемического цереброспинального менингита.

Мозговые оболочки поражаются различными бактериями, вирусами, реже — другими микробами. Наряду с менингококком (символом пиогенной инвазии центральной нервной системы) к возбудителям гнойного менингита относится еще два вида бактерий — Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae (см. соответствующие очерки). Их значимость, согласно разным данным, колеблется, но есть закономерности (прежде всего возрастные и эпидемиологические), которые характерны для каждого из представителей этой печально знаменитой тройки. Например, пневмококк чаще поражает взрослых, тогда как N. meningitidis и, особенно, H. influenzae больше нацелены на младший детский контингент. Пневмококковые и гемофильные менингиты иногда дают групповые вспышки, но они всегда эндемичны, не достигают масштаба эпидемий. Эпидемический менингит — привилегия менингококка, а если быть точнее, его так называемых эпидемических штаммов, которые относятся к определенным серологическим вариантам, или, точнее, клонам.

Подобно всем нейссериям, менингококки представляют собой мелкие уплощенные кокки (в виде кофейного зерна), собранные в большинстве попарно (рис. 1). Они грамотрицательны, неподвижны, спор не образуют. Имеют пили, хотя встречаются и беспилевые варианты. Образование пилей удается контролировать в фазовых вариантах, подбирая соответствующие условия культивирования (рис. 2). Пили отличаются высокой структурной и, следовательно, антигенной изменчивостью, которая происходит за счет внутрихромосомных рекомбинаций с «молчащими» последовательностями гена пилина PilS (от англ. silent — молчащий). Это обусловливает несостоятельность идеи создания на основе пилей антиколонизационной вакцины, способной заблокировать инфекционный процесс в его самом начале.

По строению клеточной стенки менингококк не отличается от других грамотрицательных бактерий. Патогенетически важным компонентом является наружная мембрана, которая как и у других грамотрицательных бактерий состоит из липополисахарида и поверхностных белков. Доминирующие белки наружной мембраны включают 5 классов: 1 — PorA; 2,3 — PorB; 4 — Rmp; 5 — Ора и Орс. Белки PorB (20 серотипов) и PorА (10 субтипов) встраиваются в мембрану эукариотической клетки, содействуя реорганизации актина и внутриэпителиальной инвазии. Ора и Орс отличаются высокой индивидуальной вариабельностью. Их антигенная пластичность связана с обратимыми мутациями в генах, что играет существенную роль в адаптивных реакциях менингококков, содействуя ускользанию от приобретенных в прошлом антител. Акронимы Ора и Орс возникли из английского слова opacity (мутность). Дело в том, что штаммы, у которых определяются подобные белки, формируют мутные колонии. Они бедны капсульным материалом и обычно выделяются из носоглотки носителей, т.е. в условиях, требующих селекции против сформировавшегося иммунитета.

В наружной мембране менингококка имеются минорные белки, конкурирующие за ионы железа — рецепторы трансферрина (Tbp A/B), лактоферрина (Lbp A/B) и гемоглобина (Hbm R, Hpu A/B). Кроме того, менингококки используют железо из сидерофоров индигенной флоры, а также извлекают его из гема и комплекса гемоглобина с гаптоглобином. Это важный механизм патогенности, так как железо необходимо для реализации окислительно-восстановительного потенциала, с которым связаны многие функции бактерий. Следует заметить, что аналогичные «железодобывающие» системы имеются у гонококка и других (непатогенных и условно-патогенных) нейссерий, обеспечивая их выживание и агрессивность в организме хозяина. Cигналом для усиления экспрессии рецепторов является увеличение железа во внешней среде. Значение данного механизма демонстрируют опыты по значительному (в 1000 раз) снижению для мышей вирулентности менингококков, выращенных на среде без источников железа.

Источник: medread.ru

Морфология[править | править код]

Клетки округлые диаметром 0,6—1,0 мкм, располагаются попарно. Поверхности, обращённые друг к другу, вогнутые или ровные. Клетки полиморфны. Грамотрицательны, но отношение к окраске по Граму выражено недостаточно чётко, поэтому в мазках наблюдается неравномерное окрашивание — молодые клетки окрашиваются интенсивно, а отмирающие и мёртвые клетки — очень слабо. Жгутиков не имеют, спор не образуют. Клинические изоляты образуют макрокапсулу, которая утрачивается при росте на питательных средах.

Культуральные свойства[править | править код]

Строгий аэроб, капнофил. Очень требователен к питательным средам и условиям культивирования. На простых питательных средах не растёт, поэтому для его культивирования к основным средам добавляют нативные белки (сыворотка, кровь, яичный желток и др.). В качестве источников углерода и азота используют аминокислоты (глутамин, таурин, аспарагин, L-аргинин, глицин, тирозин), поэтому их необходимо включать в среду культивирования. Наиболее подходящей бессывороточной средой следует считать среду Мюллера-Хинтона, включающую полный набор аминокислот и мясной экстракт как источник факторов роста. Оптимум рН среды 7,2—7,4. Температурный оптимум роста 37°С, рост наблюдается в пределах 30-38°С. Повышенная концентрация СO2 и влажность стимулируют рост менингококков. На сывороточном агаре образует круглые бесцветные нежные колонии маслянистой консистенции диаметром от 0,5 до 1,5 мм. В отличие от условно-патогенных нейссерий не образует пигмента. На кровяном агаре образует нежные округлые колонии слегка сероватого цвета с блестящей поверхностью. Не даёт гемолиза, что отличает его колонии от колоний стафилококков, стрептококков и гемофилов. При первичном посеве очень требователен к условиям культивирования, поэтому отсутствие роста на бессывороточном агаре при 37°С, на сывороточном агаре при 20°С и среде с 5% жёлчи дифференцируют менингококки от условно-патогенных нейссерий.

Биохимическая активность[править | править код]

Биохимическая активность низкая. Разлагает глюкозу и мальтозу до кислоты, не разжижает желатин, не образует индол и сероводород, не восстанавливает нитраты. Ферментация глюкозы и мальтозы является дифференциально-диагностическим признаком. В отличие от условно-патогенных нейссерий не образует крахмалоподобный полисахарид из сахарозы. Данный признак выявляется на сывороточном агаре с 5% сахарозы с помощью водного раствора Люголя. Обладает, как и все аэробы, цитохромоксидазой и каталазой, что отличает его от пневмококков и гемофилов. Отсутствие β-галактозидазы и наличие γ-глутамилтрансферазы отличает менингококки от N.lactamica, колонизирующей слизистую носоглотки у детей.

Антигенная структура[править | править код]

Имеет несколько антигенов:

  • родовые, общие для рода нейссерий (белковые и полисахаридные, которые представлены полимерами аминосахаров и сиаловых кислот);
  • видовой (протеиновый);
  • группоспецифические (гликопротеидный комплекс);
  • типоспецифические (белки наружной мембраны), которые разграничивают серотипы внутри серогрупп В и С. Специфичность их достаточно ограничена, так как подобные антигены обнаруживают у представителей различных серогрупп и гонококков.

По капсульным полисахаридным антигенам менингококки делят на 12 серогрупп А, В, С, Х, Y, Z, W-135, 29E, K, L, H, I[1]. Капсульные антигены некоторых серогрупп иммуногенны для человека. Штаммы серогруппы А вызывают эпидемические вспышки, В, С и Y — спорадические случаи заболевания. Высокая вирулентность представителей серогруппы А связана, по-видимому, с их высокой инвазивной активностью.

На основании различий типоспецифических антигенов выделяют серотипы, которые обозначают арабскими цифрами (серотипы выявлены в серогруппах В, С, Y, W135). Особый интерес среди серотиповых антигенов представляет серотип 2 группы В. Он наиболее изучен и является общим для штаммов, принадлежащих к группам В, С, Y, W135. Выявлено, что штаммы, выделенные от больных с генерализованной формой менингококковой инфекции, часто относятся к серотипу 2. В связи с этим наличие антигена серотипа 2 рассматривается как фактор патогенности менингококка.

Серотипирование имеет большое значение в эпидемиологии, так как периодически наблюдающиеся подъёмы заболеваемости связаны со сменой циркулирующих серогрупп. Во время эпидемий преобладают менингококки групп А и С, которые являются наиболее патогенными.

Факторы патогенности[править | править код]

Основной фактор патогенности — капсула, защищающая менингококки от различных воздействий, в первую очередь от фагоцитоза. AT, образующиеся к полисахаридам капсулы, проявляют бактерицидные свойства. Токсические проявления менингококковой инфекции обусловлены высокотоксичным эндотоксином, который по летальности для лабораторных животных сравним с эндотоксинами энтеробактерий. Оба они оказывают сенсибилизирующее действие и индуцируют феномен Шварцмана в концентрациях, в 5—10 раз меньших, чем ЛПС грамотрицательной кишечной микрофлоры. Для генерализованных форм менингококковой инфекции характерны кожные высыпания, неотличимые от таковых при феномене Шварцмана. ЛПС менингококков проявляют выраженное пирогенное действие, а также вызывают образование AT. Тяжесть болезни определяется количеством эндотоксина в крови больного. Эндотоксину принадлежит ведущая роль в патогенезе поражений сосудов и кровоизлияний во внутренние органы. Наиболее постоянный и диагностически значимый признак менингококцемии — экзантема в виде характерной геморрагической сыпи (петехии, пурпура, экхимозы).

К другим факторам патогенности относятся пили, белки наружной мембраны, наличие гиалуронидазы и нейроминидазы. Пили являются фактором адгезии к слизистой оболочке носоглотки и, предположительно, тканям мозговой оболочки. Менингококки выделяют IgA-протеазы, расщепляющие молекулы IgA в шарнирной области, что защищает бактерии от действия Ig.

Лабораторные животные мало восприимчивы к менингококку. Субдуральное введение живой культуры может вызвать заболевание у кроликов, обезьян и коз. Внутрибрюшинное заражение белых мышей и морских свинок вызывает их гибель с явлениями интоксикации. Заражение в аллантоисную полость 11—18-дневных куриных эмбрионов вызывает гибель эмбриона через 48 ч.

Устойчивость в окружающей среде[править | править код]

Слабо устойчив к внешним воздействиям, в оптимальных условиях на плотных и жидких средах культура гибнет через 48—72 ч, на полужидких средах сохраняется до месяца (рекомендуют сохранять на среде Дорсе, полужидком агаре и среде со сливками). Наиболее приемлемый способ консервации культуры — лиофильное высушивание. Вне организма человека довольно быстро погибает, а при низкой температуре быстро теряет способность к образованию колоний, что необходимо учитывать при доставке материала в микробиологическую лабораторию; при высыхании погибает. При температуре 10°С погибает через 2 ч, температура 55°С убивает его через 5 мин., 80°С — за 1-2 мин., кипячение — моментально (аналогичный эффект оказывает ультрафиолетовое облучение). Чувствителен к действию обычно применяемых антисептиков и дезинфектантов, особенно к солям тяжёлых металлов. Под действием 1%-го раствора фенола гибнет в течение 1 мин., аналогичное действие оказывают 0,5—1%-й раствор хлорамина, 70%-й этанол, 3—5%-й раствор карболовой кислоты. Чувствителен к большинству применяемых в клинике антибиотиков, однако в последние годы отмечается тенденция к росту числа резистентных штаммов.

Эпидемиология[править | править код]

Экологической нишей для менингококка является слизистая оболочка носоглотки человека. Источник инфекции — больной человек или носитель. Различают три группы источников инфекции: больные генерализованными формами (около 1% от общего числа инфицированных лиц), больные назофарингитом (10—20% от общего числа инфицированных лиц) и здоровые носители. Основное значение имеют здоровые носители, которые составляют до 80—90%. Здоровое носительство у детей 1—2 лет встречается очень редко; с возрастом количество носителей нарастает, достигая максимума к 14—19 годам. Носительство продолжается в среднем 2—3 недели, при наличии хронических воспалительных процессов носоглотки может длиться 6 недель и более.

Механизм передачи — аэрогенный, путь — воздушно-капельный. В отличие от других респираторных инфекций заражение происходит при длительном и тесном контакте. Заболеваемость носит сезонный характер, увеличиваясь в осенне-зимний период. Восприимчивость к менингококку невысокая. Болеют в основном дети до 15 лет (70—80%) и лица юношеского возраста (10—15%). Возникновению вспышек способствует скученность детей в детских организованных коллективах, учащихся школ и техникумов, студентов в общежитиях, новобранцев в казармах и т. п. Заболевания возникают при низком распространении носительства менингококка в коллективе (2% и ниже). В коллективах, где носительство составляет 20% и выше, заболевания не регистрируются, поскольку интенсивная циркуляция менингококка иммунологически перестраивает организм, обеспечивая «естественную иммунизацию» населения в эндемичных очагах заболевания.

В 2016 году учёные из Германии и Франции открыли новый штамм менингококка, инфицироваться которым возможно через мочеполовую систему. Эту разновидность микроорганизма также отличает от обычного штамма способность размножаться в условиях отсутствия кислорода[2].

«Менингитный пояс»[править | править код]

Наибольшая распространенность этой болезни наблюдается в Африке в обширном менингитном поясе, расположенном к югу от Сахары, от Сенегала на западе до Эфиопии на востоке. В «менингитном поясе» расположены 26 стран, через которые проходит трансконтинентальная дорога, с которой связывают распространение менингококковой инфекции. Эпидемии отмечаются здесь через каждые 10—15 лет.

Этими 26 странами являются: Бенин, Буркина-Фасо, Бурунди, Демократическая Республика Конго, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Камерун, Кения, Кот-д’Ивуар, Мали, Мавритания, Нигер, Нигерия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Того, Уганда, Центральноафриканская Республика, Чад, Эритрея, Эфиопия, Южный Судан. Уровень риска эпидемии менингококкового менингита в этих 26 странах и между разными странами колеблется в широких пределах.[3]

Патогенез[править | править код]

Менингококки внедряются в организм человека через слизистые оболочки носоглотки. Размножаясь, они формируют первичный очаг воспаления. По окончаниям обонятельного нерва воспалительный процесс может распространиться на оболочки мозга. Возможно и гематогенное распространение менингококка по организму. Важная роль в патогенезе принадлежит эндотоксину, который участвует в развитии токсического шока и угнетении фагоцитарной активности нейтрофилов. Патогенез заболевания включает поражения токсического и септического характера в сочетании с аллергическими реакциями. Преобладание того или иного компонента проявляется в различных клинических формах.

Клиника[править | править код]

Менингококковая инфекция клинически протекает в локализованной форме: менингококконосительство, острый назофарингит или в генерализованной форме: менингококцемия, менингит, менингоэнцефалит, эндокардит, артрит, полиартрит, иридоциклит, пневмония. Эпидемический цереброспинальный менингит начинается внезапно, после 5—7-дневного инкубационного периода. В начале болезни отмечаются сильная головная боль, рвота, высокая лихорадка, затем развиваются менингеальные симптомы. Однако следует отметить, что степень проявления менингеальных симптомов значительно варьирует. Поскольку клиническая картина не отличается от клиники менингитов, вызванных другими микробами, то поставить этиологический диагноз клинически крайне сложно, поэтому ведущая роль здесь отводится методам лабораторной микробиологической диагностики.

Иммунитет[править | править код]

Постинфекционный иммунитет при генерализованных формах инфекции довольно стойкий, повторные случаи заболевания почти не наблюдаются, однако иммунитет носит гуморальный и группоспецифический характер. Невосприимчивость к менингококку обусловлена наличием сывороточных противоменингококковых бактерицидных AT. Новорожденные дети обладают естественным приобретённым пассивным трансплацентарным иммунитетом в течение 2—6 месяцев. Изучение уровня AT у представителей разных возрастных групп выявило, что дети с 6 месяцев до 10 лет имеют низкий уровень AT У детей 10—15 лет наблюдается рост титра AT к полисахаридному, белковому и ЛПС АГ. Развитие иммунных реакций вызывают капсульные полисахариды менингококков групп А и С. Защиту обеспечивают AT, проявляющие комплементзависимую бактерицидность. Элиминацию возбудителя со слизистой оболочки и из тканей осуществляют комплементсвязывающие IgM и IgG. Для эффективного уничтожения менингококков необходима активация комплемента, вызывающего лизис бактерий.

При менингококконосительстве выявлены гомологичные и группоспецифические AT к менингококкам. Это явление рассматривается как естественная иммунизация «живой» вакциной.

Микробиологическая диагностика[править | править код]

Выбор материала для исследования обусловлен клинической формой болезни. Материалом для исследования служат носоглоточная слизь (от больных и носителей), ликвор, кровь, гной с мозговых оболочек, соскоб из элементов геморрагической сыпи на коже и др. При цереброспинальном менингите основным исследуемым материалом является ликвор, который берут в день госпитализации больного асептически люмбальной пункцией в количестве 2—5 мл. Ликвор собирают в стерильную пробирку и сразу же сеют на питательные среды или же немедленно, не допуская охлаждения, отправляют в лабораторию. Носоглоточную слизь берут специальным тампоном, изогнутым под углом, с задней стенки глотки при визуальном контроле, вводя тампон за мягкое нёбо. От трупа исследуемый материал (гной с оболочек мозга, из кожных поражений и т.п.) берут во время вскрытия. Поскольку менингококки очень неустойчивы вне организма человека, клинический материал транспортируют в утеплённых контейнерах при 30—35°С.

Для микробиологической диагностики применяют бактериоскопический, бактериологический и серологический методы. Бактериоскопическое исследование ликвора и крови позволяет определить наличие возбудителя. При наличии гнойного ликвора готовят мазки без предварительной обработки; если ликвор прозрачный или мутный, его центрифугируют при 3500 об./мин. в течение 5 мин., а затем из осадка готовят мазки, которые окрашивают по Граму, метиленовым синим и другими методами для определения лейкоцитарной формулы, выявления менингококков и определения их количества. При микроскопии мазков ликвора в положительных случаях наблюдают полинуклеарные лейкоциты, эритроциты, нити фибрина и менингококки в виде типичных грамотрицательных диплококков бобовидной формы, окруженных капсулой в виде плохоокрашенного ореола. Результаты микроскопического исследования используются только в качестве предварительного, ориентировочного ответа, поскольку морфологически нельзя отдифференцировать менингококк от других грамотрицательных бактерий, способных вызывать менингит (гонококки, другие нейссерии, гемофилы, бранхамеллы). Для микроскопического исследования крови готовят препарат «толстой капли», который высушивают и окрашивают метиленовой синькой без фиксации. При микроскопии в положительных случаях обнаруживают на голубом фоне менингококки, имеющие типичную морфологию, окруженные капсулой в виде бесцветного ореола. Трупный материал исследуют только бактериоскопически из-за низкой жизнеспособности менингококка. Носоглоточная слизь не микроскопируется из-за наличия в ней условно-патогенных нейссерий, морфологически сходных с менингококком.

Бактериологическое исследование проводят с целью выделения и идентификации чистой культуры менингококка. Бактериологическому исследованию подвергают носоглоточную слизь, кровь и ликвор. Посев материала для получения чистой культуры производят на плотные или полужидкие питательные среды, содержащие сыворотку, кровь или асцитическую жидкость. Культуры инкубируют в течение 18—24 ч при 37°С в сосуде со свечой или в специальном термостате с повышенным содержанием (8—10%) CO2. Идентификацию выделенной культуры проводят на основании следующих свойств: оксидазаположительные колонии рассматривают как возможно принадлежащие к видам Neisseria; наличие в культуре Neisseria meningitidis подтверждают образованием уксусной кислоты при ферментации глюкозы и мальтозы (но не лактозы, сахарозы и фруктозы); принадлежность к серогруппам определяют в реакции агглютинации (РА). Проводят дифференциацию выделенной культуры с другими бактериями, вызывающими менингит. Серологический метод используют для обнаружения растворимых бактериальных АГ в ликворе и других видах исследуемого материала или AT в сыворотке крови. Для обнаружения АГ применяют ИФА, РИА, иммуноэлектрофорез, реакцию коагглютинации. У больных менингококковой инфекцией AT обнаруживаются с конца первой недели болезни, достигая максимума на 2—3-й неделе, а затем их титр снижается. У больных и лиц, перенесших ме-нингококковую инфекцию, в сыворотке обнаруживаются специфические AT: бактерицидные, агглютинины, гемагглютинины. В разгар менингококковой инфекции повышается уровень IgM, особенно при генерализованных формах; в период реконвалесценции, в основном, обнаруживаются IgG.

Лечение[править | править код]

Менингококковый менингит потенциально смертелен, лечение должно проводиться в экстренном порядке.[3] Пациента госпитализируют в больницу, изоляция не обязательна. Лечение антибиотиками должно быть начато как можно раньше, но после спинномозговой пункции.

Инфекция поддаётся лечению с помощью целого ряда антибиотиков, включая пенициллин, ампициллин, хлорамфеникол и цефтриаксон. В условиях эпидемий с ограниченными инфраструктурными и ресурсными возможностями предпочтительным препаратом является цефтриаксон.

Вакцинопрофилактика[править | править код]

Разработано 3 типа вакцин против менингококка:

  • Полисахаридные вакцины — доступны уже более 30 лет. Бывают двухвалентными (группы А и С), трехвалентными (группы А, С и W) или четырехвалентными (группы А, С, Y и W).
  • Разработка полисахаридных вакцины против менингококка группы В затруднена из-за антигенной мимикрии с полисахаридами в нервных тканях человека. Первая вакцина против NmB, состоящая из четырех белковых компонентов, была выпущена в 2014 году.
  • С 1999 года доступны и широко используются менингококковые конъюгированные вакцины против группы С. С 2005 года четырехвалентная конъюгированная вакцина против групп А, C, Y и W конъюгированные вакцины были лицензированы для использования среди детей и взрослых людей в Европе, Канаде и Соединенных Штатах Америки.

В 2010—2011 году ВОЗ вела новую конъюгированную вакцину MenA против менингококка группы А на всей территории Буркина-Фасо, а также в некоторых районах Мали и Нигера для пациентов от 1 года до 29 лет.[3] По состоянию на июнь 2015 года вакцинацией этой новой вакциной было охвачено 220 миллионов человек в 16 странах (Бенин, Буркина-Фасо, Гамбия, Гана, Гвинея, Камерун, Кот-д’Ивуар, Мали, Мавритания, Нигер, Нигерия, Сенегал, Судан, Того, Эфиопия и Чад).

Преимущества коньюгированной вакцины MenA по сравнению с полисахаридными вакцинами:[4]

  • обеспечивает более сильную и устойчивую иммунную реакцию на менингококк группы А;
  • уменьшает носительство бактерий в горле и, таким образом, её передачу;
  • более низкая цена по сравнению с другими менингококковыми вакцинами (примерно 0,50 долл. США за одну дозу; цена других менингококковых вакцин колеблется от 2,50 до 117,00 долл. США за одну дозу);

По ожиданиям ВОЗ, новая вакцина будет обеспечивать длительную защиту не только вакцинированных людей, но и членов семьи и других людей, которые в противном случае подверглись бы риску заболевания менингитом. Предположительно вакцина MenA будет особенно эффективна для защиты детей в возрасте до 2 лет, которые не реагируют на обычные полисахаридные вакцины.

Литература[править | править код]

Воробьев А.В., Быков А.С., Пашков Е.П., Рыбакова А.М. Микробиология. — изд. 2. — Медицина, 2003. — 336 с. — ISBN 5225044115.

Источник: ru.wikipedia.org

Морфология менингококка.

Менингококки представляют собой грамотрицательные сферические клетки диаметром 0,6— 0,8 мкм. Расположенные попарно. Парное расположение вы­ражено особенно ясно при рассмотрении мозгов, изготовлен­ных из спинномозговой жидкости. В спинномозговой жидко­сти менингококки часто располагаются внутриклеточно и имеют форму кофейного зерна. В ряде случаев можно наблюдать их в значительном количестве внеклеточно. В мазках из культур менингококки располагаются попарно, иногда в виде тетрад. Характерной особенностью менингокок­ков является их полиморфизм. В мазках из свежих культур они имеют вид небольших сферических клеток, в старых (3—5 су­ток) культурах наряду с небольшими сферическими клетками могут наблюдаться в значительном количестве гигантские клетки этих микробов. Менингококки неподвижны, жгутиков не имеют, спор не образуют.

При изучении культур под электронным микроскопом обнару­жена трехслойная клеточная стенка, образованная белками, липидами и липополисахаридами, снаружи имеется слой поли­сахарида, который формирует капсулу.

Менингококки

— аэробы, биохимически малоактивны, разлага­ют только глюкозу и мальтозу. Оптимальная температура, при которой наблюдается хороший рост, лежит в пределах 35— 37 «С. Менингококки исключительно требовательны к составу питательных сред, размножаются только в присутствии челове­ческого или животного белка или специального набора амино­кислот.

Хорошо растут на таких питательных средах, как среда Леффлера и различные яичные среды. При посеве на плотные пи­тательные среды (сывороточный агар) через 18—24 ч образуют­ся колонии менингококка. Они бесцветны, нежны, имеют диаметр от 0,5 до 1,5 мм, по внешнему виду напоминают ко­лонии шигелл Флекснера. На средах с добавлением крови коло­нии непрозрачны, беловато-серые и достигают больших разме­ров. В бульоне рост появляется в виде равномерной мути с нежной пленкой на поверхности.

 

Устойчивость к физическим и химическим факторам.

Устой­чивость менингококка к различным физическим и химическим факторам весьма низкая. Менингококки гибнут в течение 5 мин и даже быстрее при температуре 55 °С. К низкой темпе­ратуре они устойчивы. 1%-ный раствор фенола или 0,1%-ный раствор сулемы убивают менингококков в течение 1—2 мин, очень чувствительны они ко всем дезинфектантам. Прямой солнечный свет убивает менингококки за 2—8 ч, под действием ультрафиолетовых лучей возбудитель погибает практически мгновенно.

Антигенное строение, серотипы

Возбудители экзотоксина не образуют, но при гибели микроб­ной клетки высвобождается эндотоксин липополисахаридной природы. По антигенной структуре менингококки подразделяют­ся на ряд серологических групп: А, В, С, D, X, Y, Z и др. Серо­логические группы менингококков отличаются друг от друга особенностями антигенной структуры. Менингококки имеют следующие виды антигенов:

  • представленные белками и полисахаридами;
  • видовой антиген белковой природы;
  • группоспецифические, представленные гликопротеидным комп­лексом;
  • типоспецифические, белковой природы, позволяющие разгра­ничивать различные   серотипы,   в  основном  серологических групп В и С. Менингококковые антигены не являются строго специфичными. Это затрудняет оценку результатов серологи­ческого обследования людей при изучении иммунологического к менингококковой инфекции.

Под влиянием сульфаниламидов и антибиотиков проявляется изменчивость менингококков. Изменчивость касается морфо­логических, гистохимических и антигенных свойств микробов. Особенно лабильными являются антигенные свойства: образо­вание неагглютинирующихся типовыми сыворотками вариантов и штаммов, агглютинирующихся несколькими типовыми сыво­ротками. Установлена способность менингококка к образова­нию таких измененных вариантов, как L-формы, формы гете-роморфного роста.

L-формы могут быть стабильными и нестабильными, они обла­дают значительной резистентностью к пенициллину. L-формы являются одним из причинных факторов затяжного течения менингококковых менингитов.

Источник: alexmed.info

Морфология менингококка.

Менингококки представляют собой грамотрицательные сферические клетки диаметром 0,6— 0,8 мкм. Расположенные попарно. Парное расположение вы­ражено особенно ясно при рассмотрении мозгов, изготовлен­ных из спинномозговой жидкости. В спинномозговой жидко­сти менингококки часто располагаются внутриклеточно и имеют форму кофейного зерна. В ряде случаев можно наблюдать их в значительном количестве внеклеточно. В мазках из культур менингококки располагаются попарно, иногда в виде тетрад. Характерной особенностью менингокок­ков является их полиморфизм. В мазках из свежих культур они имеют вид небольших сферических клеток, в старых (3—5 су­ток) культурах наряду с небольшими сферическими клетками могут наблюдаться в значительном количестве гигантские клетки этих микробов. Менингококки неподвижны, жгутиков не имеют, спор не образуют.

При изучении культур под электронным микроскопом обнару­жена трехслойная клеточная стенка, образованная белками, липидами и липополисахаридами, снаружи имеется слой поли­сахарида, который формирует капсулу.

Менингококки

— аэробы, биохимически малоактивны, разлага­ют только глюкозу и мальтозу. Оптимальная температура, при которой наблюдается хороший рост, лежит в пределах 35— 37 «С. Менингококки исключительно требовательны к составу питательных сред, размножаются только в присутствии челове­ческого или животного белка или специального набора амино­кислот.

Хорошо растут на таких питательных средах, как среда Леффлера и различные яичные среды. При посеве на плотные пи­тательные среды (сывороточный агар) через 18—24 ч образуют­ся колонии менингококка. Они бесцветны, нежны, имеют диаметр от 0,5 до 1,5 мм, по внешнему виду напоминают ко­лонии шигелл Флекснера. На средах с добавлением крови коло­нии непрозрачны, беловато-серые и достигают больших разме­ров. В бульоне рост появляется в виде равномерной мути с нежной пленкой на поверхности.

 

Устойчивость к физическим и химическим факторам.

Устой­чивость менингококка к различным физическим и химическим факторам весьма низкая. Менингококки гибнут в течение 5 мин и даже быстрее при температуре 55 °С. К низкой темпе­ратуре они устойчивы. 1%-ный раствор фенола или 0,1%-ный раствор сулемы убивают менингококков в течение 1—2 мин, очень чувствительны они ко всем дезинфектантам. Прямой солнечный свет убивает менингококки за 2—8 ч, под действием ультрафиолетовых лучей возбудитель погибает практически мгновенно.

Антигенное строение, серотипы

Возбудители экзотоксина не образуют, но при гибели микроб­ной клетки высвобождается эндотоксин липополисахаридной природы. По антигенной структуре менингококки подразделяют­ся на ряд серологических групп: А, В, С, D, X, Y, Z и др. Серо­логические группы менингококков отличаются друг от друга особенностями антигенной структуры. Менингококки имеют следующие виды антигенов:

  • представленные белками и полисахаридами;
  • видовой антиген белковой природы;
  • группоспецифические, представленные гликопротеидным комп­лексом;
  • типоспецифические, белковой природы, позволяющие разгра­ничивать различные   серотипы,   в  основном  серологических групп В и С. Менингококковые антигены не являются строго специфичными. Это затрудняет оценку результатов серологи­ческого обследования людей при изучении иммунологического к менингококковой инфекции.

Под влиянием сульфаниламидов и антибиотиков проявляется изменчивость менингококков. Изменчивость касается морфо­логических, гистохимических и антигенных свойств микробов. Особенно лабильными являются антигенные свойства: образо­вание неагглютинирующихся типовыми сыворотками вариантов и штаммов, агглютинирующихся несколькими типовыми сыво­ротками. Установлена способность менингококка к образова­нию таких измененных вариантов, как L-формы, формы гете-роморфного роста.

L-формы могут быть стабильными и нестабильными, они обла­дают значительной резистентностью к пенициллину. L-формы являются одним из причинных факторов затяжного течения менингококковых менингитов.

Источник: alexmed.info

Менингококковая инфекция — острая инфекционная болезнь, характеризующаяся поражением слизистой оболочки носоглот­ки, оболочек головного мозга и септицемией; антропоноз.

Таксономия: возбудитель Neisseria meningitidis (менингококк) относится к отделу Gracilicutes, семейству Neisseriaceae, роду Neisseria.

Морфологические свойства. Мелкие диплококки. Характерно расположение в виде пары кофейных зерен, обращенных вогнутыми поверхностями друг к другу. Не­подвижны, спор не образуют, грамотрицательные, имеют пили, капсула непостоянна.

Культуральные свойства. Относятся к аэробам, культивируются на средах, содержащих нормальную сыворотку или дефибринированную кровь лошади, растут на искусственных питательных средах, содержащих спе­циальный набор аминокислот. Элективная среда должна содер­жать ристомицин. Повышенная концентрация СО2 в атмосфере стимулирует рост менингококков.

Антигенная структура: Имеет несколько АГ: родовые, общие для рода нейссерии (белковые и полисахаридные, которые представлены по­лимерами аминосахаров и сиаловых кислот); видовой (протеиновый); группоспецифические (гликопротеидный комплекс); типоспецифические (белки наружной мембраны), которые разграничивают серотипы внутри серогрупп В и С. По капсульным АГ выделяют девять серогрупп (А, В, С, D, X, Y, Z, W135 и Е). Капсульные АГ некоторых серогрупп иммуногенны для человека. Штаммы серогруппы А вызывают эпидемические вспышки. В, С и Y — спорадические случаи заболевания. На основании различий типоспецифических АГ выделяют серотипы, которые обозначают арабскими цифрами (серотипы выявлены в серогруппах В, С, Y, W135). Наличие АГ серотипа 2 рассматривается как фактор патогенности. Во время эпидемий преобладают менингококки групп А и С, которые являются наиболее патогенными.

Биохимическая активность: низкая. Разлагает мальтозу и глк. До кислоты, не образует индол и сероводород. Ферментация глк. и мальтозы – диф.-диагностический признак. Не образует крахмалоподобный полисахарид из сахарозы. Обладает цитохромоксидазой и каталазой. Отсутствие β-галактозидазы, наличие γ-глютаминтрансферазы.

Факторы патогенности: капсула – защищает от фагоцитоза. AT, образующиеся к полисахаридам капсулы, проявляют бак­терицидные свойства. Токсические проявле­ния менингококковой инфекции обусловле­ны высокотоксичным эндотоксином. Для генерализованных форм менин­гококковой инфекции характерны кожные высыпания, выраженное пирогенное действие, образование AT. Пили, белки наружной мембраны, наличие гиалуронидазы и нейроминидазы. Пили явля­ются фактором адгезии к слизистой оболоч­ке носоглотки и тканях мозговой оболочки. Менингококки выделяют IgA-протеазы, расщепляющие молекулы IgA, что защищает бактерии от действия Ig.

Резистентность. Малоустойчив во внешней среде, чувствителен к высушиванию и охлаждению. В течение нескольких минут погибает при повышении температуры более 50 °С и ниже 22 °С. Чувствительны к пенициллинам, тетрациклинам, эритромицину, устойчивы к ристомицину и сульфамидам. Чувствительны к 1 % раствору фенола, 0,2 % раствору хлорной извести, 1 % раствору хлора­мина.

Эпидемиология, патогенез и клиника. Чело­век — единственный природный хозяин менингококков. Носоглотка служит входными воротами инфекции, здесь возбудитель может дли­тельно существовать, не вызывая воспаления (носительство). Механизм передачи инфекции от больного или носителя воз­душно-капельный.

Инкубационный период составляет 1—10 дней (чаще 2—3 дня). Различают локализованные (назофарингит) и генерализованные (менингит, менингоэнцефалит) формы менингококковой инфекции. Из носоглотки бактерии попадают в кровяное русло (менингококкемия) и вызывают поражение мозговых и слизи­стых оболочек с развитием лихорадки, геморрагической сыпи, воспаления мозговых оболочек.

Иммунитет. Постинфекционный иммунитет при генерали­зованных формах болезни стойкий, напряженный.

Микробиологическая диагностика: Материал для исследо­вания — кровь, спинномозговая жидкость, носогло­точные смывы.

Бактериоскопический метод – окраска мазков из ликвора и крови по Граму для определения лейкоцитарной формулы, выявления менингококков и их количества. Наблюдают полинуклеарные лейкоциты, эритроциты, нити фибрина, менингококки – грам «-», окружены капсулой.

Бактериологический метод – выделение чистой культуры. Носоглоточная слизь, кровь, ликвор. Посев на плотные, полужидкие питательные среды, содержащие сыворотку, кровь. Культуры инкубируют в течение 20 ч. При 37С с повышенным содержанием СО2.Оксидазаположительные колонии – принадлежат в данному виду. Наличие N.meningitidis подтверждают образованием уксусной кислоты при ферментации глк. и мальтозы. Принадлежность к серогруппам – в реакции агглютинации (РА).

Серологический метод – используют для обнаружения растворимых бактериальных АГ в ликворе, или АТ в сыворотке крови. Для обнаружения АГ применяют ИФА,РИА. У больных, перенесших менингококк – в сыворотке специфические АТ: бактерицидные, аггютинины, гемаггютинины.

Лечение. В качестве этиотропной терапии используют ан­тибиотики — бензилпенициллин (пенициллины, левомицетин, рифампицин), сульфамиды.

Профилактика. Специфическую профилактику проводят менингококковой химической полисахаридной вакциной серогруппы А и дивакциной серогрупп А и С по эпидемическим показаниям. Неспецифическая профилактика сводится к соблюдению санитарно-противоэпидемического режима в дошкольных, школь­ных учреждениях и местах постоянного скопления людей.

Источник: StudFiles.net

Менингококки микробиология

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.